https://www.literaturus.ru/2021/03/shpoljanskij-belaja-gvardija-harakteristika-obraz-opisanie.html
Молодой человек.
Художник
Джон Август
Господин Шполянский является одним из ярких второстепенных персонажей романа "Белая гвардия" М. Булгакова.

В этой статье представлена цитатная характеристика Шполянского в романе "Белая гвардия", образ в цитатах, описание внешности и характера.

Смотрите: 
Все материалы по роману "Белая гвардия"






Шполянский в романе "Белая гвардия": характеристика, образ, описание


Полное имя – Михаил Семенович Шполянский:
"...знаменитый прапорщик, лично получивший в мае 1917 года из рук Александра Федоровича Керенского георгиевский крест, Михаил Семенович Шполянский." (часть 2 глава 9)
Шполянский является офицером. Он носит чин прапорщика и имеет георгиевский крест, который он получил лично из рук Керенского:
"...знаменитый прапорщик, лично получивший в мае 1917 года из рук Александра Федоровича Керенского георгиевский крест, Михаил Семенович Шполянский." (часть 2 глава 9)
О внешности Шполянского известно, что он внешне очень похож на Евгения Онегина. У него черные глаза и бакенбарды:
"Михаил Семенович был чeрный и бритый, с бархатными баками, чрезвычайно похожий на Евгения Онегина." (часть 2 глава 9)

"...Михаила Семеновича, одетого в дорогую шубу с бобровым воротником и цилиндр..." (часть 2 глава 9) 
"...Михаил Семеныч действительно походил на Онегина под снегом, летящим в электрическом свете." (том 2 часть 9) 
"...Михаил Семенович без пиджака, в одной белой зефирной сорочке, поверх которой красовался черный с большим вырезом жилет, сидел на узенькой козетке..." (часть 2 глава 9) 
"Черные онегинские баки скрылись в густом бобровом воротнике..." (*баки – бакенбарды, часть 3 глава 16) 
"Я говорю про его предтечу Михаила Семеновича Шполянского, человека с глазами змеи и с черными баками." (Русаков о нем, часть 3 глава 19) 
"Что-то дрогнуло в Турбине, и он долго смотрел на черные баки и черные глаза..." (часть 3 глава 19)

Он очень красивый, сильный, здоровый мужчина, по мнению его знакомого Ивана Русакова. При этом Русаков считает, что у Шполянского нет благородной червоточины, которая сделала бы его выдающимся человеком:

"Человек с сифилисом плакал на свой козий мех под электрическим фонарем Крещатика и, впиваясь в бобровые манжеты Шполянского, говорил: 
— Шполянский, ты самый сильный из всех в этом городе, который гниет так же, как и я. Ты так хорош, что тебе можно простить даже твое жуткое сходство с Онегиным! Слушай, Шполянский... Это неприлично походить на Онегина. Ты как-то слишком здоров... В тебе нет благородной червоточины, которая могла бы сделать тебя действительно выдающимся человеком наших дней... Вот я гнию и горжусь этим... Ты слишком здоров, но ты силен, как винт, поэтому винтись туда!.. Винтись ввысь!.. Вот так..." (Русаков о нем, том 2 часть 9)







Шполянский является поэтом и отлично читает свои собственные стихи. Кроме того, он прекрасный оратор, он обладает исключительным красноречием:

"Михаил Семенович прославился как превосходный чтец в клубе "Прах" своих собственных стихов "Капли Сатурна" и как отличнейший организатор поэтов и председатель городского поэтического ордена "Магнитный Триолет". Кроме того, Михаил Семенович не имел себе равных как оратор..." (часть 2 глава 9)

"Слушатели обожали Михаила Семеныча за то же, за что его обожали в клубе "Прах", – за исключительное красноречие." (часть 2 глава 9)

Михаил Семенович является богатым человеком. Он щедро дает в долг деньги своим знакомым:

"...имел очень много денег и щедро раздавал их взаймы членам "Магнитного Триолета"..." (часть 2 глава 9)

Некоторое время назад Шполянский приехал в Киев из Санкт-Петербурга, где разворачиваются события романа:

"Всему Городу Михаил Семенович стал известен немедленно по приезде своем из города Санкт-Петербурга." (часть 2 глава 9) 

Живя в Киеве, Михаил Семенович утро обычно проводит в кафе "Бильбокэ", днем он находится в своем номере в лучшей гостинице Киева "Континенталь", вечером отдыхает в клубе "Прах":

"...ночью жил на Крещатике, 
утром в кафе "Бильбокэ", 
днем  в своем уютном номере лучшей гостиницы "Континенталь". 
вечером – в "Прахе"..." (часть 2 глава 9)

В свободное от развлечений время он пишет научный труд "Интуитивное у Гоголя":

"...на рассвете писал научный труд "Интуитивное у Гоголя"." (часть 2 глава 9)

У Шполянского есть большие литературные связи, в частности в Москве. С помощью своих связей он, например, помогает киевскому поэту Ивану Русакову опубликовать свои стихи в одной из московских сборников:

"...Михаил Семенович, имеющий большие литературные связи, пристроил в один из московских сборников..." (часть 2 глава 9)

Шполянский состоит в тайных любовных отношениях со своей двоюродной сестрой Юлией Рейсс, которая живет в Киеве. В романе описывается его визит к ней 2 декабря 1918 г. Автор упоминает о Юлии, которая "смята поцелуями страстного Онегина", то есть Шполянского:

"После этого женщина, кутающаяся в серый пуховый платок, истерзанная полчаса тому назад и смятая поцелуями страстного Онегина, ответила так: 
– Я очень жалею, что никогда я не понимала и не могу понимать твоих планов." (часть 2 глава 9)

Известно, что он содержит двух любовниц – балерину оперного театра Мусю Форд и еще одну неизвестную даму. Вероятно, под неизвестной дамой подразумевается Юлия Рейсс:

"...кроме того, содержал балерину оперного театра Мусю Форд и еще одну даму, имени которой Михаил Семенович, как джентльмен, никому не открывал..." (часть 2 глава 9)

Шполянский является очень храбрым человеком, по мнению его военных товарищей:

"Означенный Шполянский, известный всему дивизиону своей исключительной храбростью, оставив Щура и взяв карабин и ручную гранату, отправился один во тьму на разведку к железнодорожному полотну." (часть 2 глава 9)

Он умеет управлять разными машинами – как военными, так и гражданскими:

"...кроме того, управлял машинами как военными, так и типа гражданского..." (часть 2 глава 9)

2 декабря 1918 г. Шполянский сообщает своей двоюродной сестре, что хочет поступить в броневой дивизион в Киеве. Это дивизион должен сражаться на стороне гетмана против армии Петлюры:

"– Ну, Юлия, я окончательно решил и поступаю к этой сволочи – гетману в броневой дивизион." (часть 2 глава 9)

Через 2 дня Шполянский поступает на службу в броневой дивизион в качестве командира второй машины (второго пулемета):

"Через два дня после этого разговора Михаил Семеныч преобразился. Вместо цилиндра на нем оказалась фуражка блином, с офицерской кокардой, вместо штатского платья  короткий полушубок до колен и на нем смятые защитные погоны. Руки в перчатках с раструбами, как у Марселя в "Гугенотах", ноги в гетрах. Весь Михаил Семенович с ног до головы был вымазан в машинном масле (даже лицо) и почему-то в саже." (часть 2 глава 9) 
"Случилось это потому, что в броневой дивизион гетмана, состоящий из четырех превосходных машин, попал в качестве командира второй машины не кто иной, как знаменитый прапорщик, лично получивший в мае 1917 года из рук Александра Федоровича Керенского георгиевский крест, Михаил Семенович Шполянский." (часть 2 глава 9)

Судя по всему, Шполянский записывается в этот дивизион только потому, что ему становится скучно и хочется воевать:

"Гетманский Город погиб часа на три раньше, чем ему следовало бы, именно из-за того, что Михаил Семенович второго декабря 1918  года  вечером в "Прахе" заявил Степанову, Шейеру, Слоных и Черемшину (головка "Магнитного Триолета") следующее: 
– Все мерзавцы. И гетман, и Петлюра. Но Петлюра, кроме того, еще и погромщик. Самое главное впрочем, не в этом. Мне стало скучно, потому  что я давно не бросал бoмб." (часть 2 глава 9)

Уже вскоре, 9 декабря 1918 г., броневой дивизион Шполянского успешно участвует в боях под Киевом. По словам прапорщика Страшкевича, товарища Шполянского, броневой дивизион со своими четырьмя машинами способен защитить Киев от армии Петлюры:

"Один раз, и именно девятого декабря, две машины ходили в бой под Городом и, нужно сказать, успех имели чрезвычайный. Они проползли верст двадцать по шоссе, и после первых же их трехдюймовых ударов и пулеметного воя петлюровские цепи бежали от них.

Прапорщик Страшкевич, румяный энтузиаст и командир четвертой машины, клялся Михаилу Семеновичу, что все четыре машины, ежели бы их выпустить разом, одни могли бы отстоять Город. Разговор этот происходил девятого вечером..." (часть 2 глава 9)

Однако уже 11 декабря 1918 г. Шполянский начинает сомневаться, стоит ли ему сражаться за интересы гетмана против армии Петлюры. Ему кажется, что он и его товарищи являются лишь игрушкой в руках гетмана и что, вероятно, лучше не сопротивляться Петлюре. Красноречивый Шполянский убеждает своих товарищей не воевать против Петлюры и испортить пулеметы:

"Разговор этот происходил девятого вечером, а одиннадцатого в группе Щура, Копылова и других (наводчики, два шофера и механик) Шполянский, дежурный по дивизиону, говорил в сумерки так:  
– Вы знаете, друзья, в сущности говоря, большой вопрос, правильно ли мы делаем, отстаивая этого гетмана. Мы представляем собой в его руках не что иное, как дорогую и опасную игрушку, при помощи которой он насаждает самую черную реакцию. Кто знает, быть может, столкновение Петлюры с гетманом исторически показано, и из этого столкновения должна родиться третья историческая сила и, возможно, единственно правильная. 
Слушатели обожали Михаила Семеныча за то же, за что его обожали в клубе "Прах",  за исключительное красноречие." (часть 2 глава 9)

Судя по всему, 12 декабря Шполянский и его боевые товарищи снова беседуют на ту же тему:

"Двенадцатого декабря вечером произошла в той же тесной компании вторая беседа с Михаилом Семеновичем за автомобильными сараями. Предмет этой беседы остался неизвестным..." (часть 2 глава 9)

Эти беседы приводят к тому, что 13 декабря Шполянский и его товарищи намеренно портят три из четырех пулеметов. В результате днем 14 декабря, когда армия Петлюры вторгается в Киев, три пулемета оказываются сломаны. Таким образом, Шполянский и его товарищи сильно подводят остальных офицеров и юнкеров, которые обороняют Киев от Петлюры:

"Предмет этой беседы остался неизвестным, но зато хорошо известно, что накануне четырнадцатого декабря, когда в сараях дивизиона дежурили Щур, Копылов и курносый Петрухин, Михаил Семенович явился в сараи, имея при себе большой пакет в оберточной бумаге. Часовой Щур пропустил его в сарай, где тускло и красно горела мерзкая лампочка, а Копылов довольно фамильярно подмигнул на мешок и спросил:  
– Сахар? 
 Угу, –  ответил Михаил Семенович. 
В сарае заходил фонарь возле машин, мелькая, как глаз, и озабоченный Михаил Семенович возился вместе с механиком, приготовляя их к завтрашнему выступлению. 
Причина: бумага у командира дивизиона капитана Плешко – "четырнадцатого декабря, в восемь часов утра, выступить на Печерск с четырьмя машинами".
Совместные усилия Михаила Семеновича и механика к тому, чтобы приготовить машины к бою, дали какие-то странные результаты. Совершенно здоровые еще накануне три машины (четвертая была в бою под командой Страшкевича) в утро четырнадцатого декабря не могли двинуться с места, словно их разбил паралич. Что с ними случилось, никто понять не мог. Какая-то дрянь осела в жиклерах, и сколько их ни продували шинными насосами, ничего не помогало. Утром возле трех машин в мутном рассвете была горестная суета с фонарями." (часть 2 глава 9)

Кроме того в этот день сам Шполянский и часть его товарищей не выходят на службу. Другими словами, они совершают предательство по отношению к своему дивизиону, ко всей "белой гвардии", которая защищает Киев от Петлюры. В ночь на 14 декабря Шполянский, судя по всему, прячется в укромном месте и просит своего товарища Щура соврать начальству, что он якобы погиб. Щур выполняет просьбу приятеля, а следом и сам исчезает:

"Капитан Плешко был бледен, оглядывался, как волк, и требовал механика. Тут-то и начались катастрофы. Механик исчез. Выяснилось, что адрес его в дивизионе вопреки всем правилам совершенно неизвестен. Прошел слух, что механик внезапно заболел сыпным тифом. Это было в восемь часов, а в восемь часов тридцать минут капитана Плешко постиг второй удар. Прапорщик Шполянский, уехавший в четыре часа ночи после возни с машинами на Печерск на мотоциклетке, управляемой Щуром, не вернулся. Возвратился один Щур и рассказал горестную историю. Мотоциклетка заехала в Верхнюю Теличку, и тщетно Щур отговаривал прапорщика Шполянского от безрассудных поступков. Означенный Шполянский, известный всему дивизиону своей исключительной храбростью, оставив Щура и взяв карабин и ручную гранату, отправился один во тьму на разведку к железнодорожному полотну. Щур слышал выстрелы. Щур совершенно уверен, что передовой разъезд противника, заскочивший в Теличку, встретил Шполянского и, конечно, убил его в неравном бою. Щур ждал прапорщика два часа, хотя тот приказал ждать его всего лишь один час, а после этого вернуться в дивизион, дабы не подвергать опасности себя и казенную мотоциклетку N_8175. <...> 
В десять часов утра бледность Плешко стала неизменной. Бесследно исчезли два наводчика, два шофера и один пулеметчик. Все попытки двинуть машины остались без результата. Не вернулся с позиции Щур, ушедший по приказанию капитана Плешко на мотоциклетке. Не вернулась, само собою понятно, и мотоциклетка, потому что не может же она сама вернуться! Птички в телефонах начали угрожать. Чем больше рассветал день, тем больше чудес происходило в дивизионе. Исчезли артиллеристы Дуван и Мальцев и еще парочка пулеметчиков. Машины приобрели какой-то загадочный и заброшенный вид, возле них валялись гайки, ключи и какие-то ведра. 
А в полдень, в полдень исчез сам командир дивизиона капитан Плешко." (часть 2 глава 9)

Таким образом, из-за предательства Шполянского и его товарищей "белая гвардия" (сторонники гетмана) оказывается не в силах защитить Киев, так что армия Петлюры тут же захватывает город. По словам автора, Киев погибает на три часа раньше из-за Шполянского и его товарищей:

"Гетманский Город погиб часа на три раньше, чем ему следовало бы, именно из-за того, что Михаил Семенович второго декабря 1918  года  вечером в "Прахе" заявил Степанову, Шейеру, Слоных и Черемшину (головка  "Магнитного Триолета") следующее: 
– Все мерзавцы. И гетман, и Петлюра. Но  Петлюра,  кроме того, еще и погромщик. Самое главное впрочем, не в этом. Мне стало скучно, потому  что я давно не бросал бомб."

После этого случая начальство, судя по всему, считает Шполянского погибшим. На самом деле он целый и невредимый находится в Киеве. Когда армия Петлюры устраивает парад в городе, Шполянский и его товарищ Щур тайком приходят посмотреть на зрелище:

"Черные онегинские баки скрылись в густом бобровом воротнике, и только видно было, как тревожно сверкнули в сторону восторженного самокатчика, сдавленного в толпе, глаза, до странности похожие на глаза покойного прапорщика Шполянского, погибшего в ночь на четырнадцатое декабря." (часть 3 глава 16) 
"Не очень-то рассаживайтесь, Щур, – сказал спутник его, неизвестный в бобровом воротнике, как две капли воды похожий на знаменитого покойного прапорщика и председателя "Магнитного Триолета" Шполянского." (часть 3 глава 16)

Вскоре, в январе-феврале 1919 г. Шполянский уезжает из Киева в Москву. Об этом упоминает его двоюродная сестра Юлия, а также его знакомый Русаков:

" Это мой двоюродный брат... – ответила Рейсс и потупила свои глаза. <...> 
– <...> Его зовут Шполянский. 
– Он здесь? 
– Нет, он уехал... В Москву. Какой вы любопытный." (диалог Юлии и Алексея Турбина, часть 3 глава 19)


Это была цитатная характеристика Шполянского в романе "Белая гвардия" М. Булгакова, образ героя в цитатах, описание внешности и характера.


Смотрите: