https://www.literaturus.ru/2021/03/julija-rejss-belaja-gvardija-harakteristika-obraz-opisanie.html
Портрет девушки.
Художник
К. Е. Маковский
Юлия Рейсс является одной из второстепенных героинь знаменитого романа "Белая гвардия" М. Булгакова.

В этой статье представлена цитатная характеристика Юлии Рейссв романе "Белая гвардия": образ в цитатах, описание внешности героини и т.д.

Смотрите: 
Все материалы по роману "Белая гвардия"





Юлия Рейсс в романе "Белая гвардия": характеристика, образ, описание


Полное имя героини — Юлия Александровна Рейсс:
"— Я — Юлия Александровна Рейсс." (часть 3 глава 13)

Юлия живет вместе с мужем и свекровью на Мало-Провальной улице в Киеве:

"— Почему вы одна? 
Она ответила как-то напряженно и отводя глаза в сторону: 
— Моего мужа сейчас нет. Он уехал. И матери его тоже. Я одна... — Помолчав, она добавила: — Здесь холодно... Брр... Я сейчас затоплю." (часть 3 глава 13)

О внешности Юлии известно следующее:

"...говорил женщине с бледным и матовым лицом такие слова..." (часть 2 глава 9) 
"...перед глазами мелькнула нога, очень стройная, в черном чулке, подол взмахнул, и ноги женщины легко понесли ее вверх по кирпичной лесенке." (часть 3 глава 13) 
"Теперь он увидал светлые завитки волос и очень черные глаза близко." (часть 3 глава 13) 

"Та исчезла, взметнув шелковым черным подолом..." (часть 3 глава 13)  
"...она покорно придвинулась, тогда он поцеловал ее худую кисть два раза. Лицо ее смягчилось, как будто тень тревоги сбежала с него, и глаза ее показались в этот момент необычайной красоты." (часть 3 глава 13) 
"...Турбин видел откинутую назад голову, заслоненную от жара белой кистью, и совершенно неопределенные волосы, не то пепельные, пронизанные огнем, не то золотистые, а брови угольные и черные глаза. Не понять — красив ли этот неправильный профиль и нос с горбинкой." (часть 3 глава 13) 
"...он настоял и застегнул на бледной кисти тяжкий, кованый и темный браслет. От этого рука еще больше похорошела и вся Рейсс показалась еще красивее... Даже в сумерках было видно, как розовеет ее лицо." (часть 3 глава 19) 

У Юлии слабый грудной голос:

"— Ради бога, — сказал над головой грудной слабый голос, — глотните, глотните." (часть 3 глава 13)

Юлия состоит в тайных любовных отношениях со своим двоюродным братом Михаилом Шполянским. Поэт Шполянский последнее время живет в Киеве: 

"После этого женщина, кутающаяся в серый пуховый платок, истерзанная полчаса тому назад и смятая поцелуями страстного Онегина, ответила так..." (Шполянский похож на Онегина, часть 2 глава 9) 
"— Это мой двоюродный брат... — ответила Рейсс и потупила свои глаза.  <...> 
— <...> Его зовут Шполянский." (часть 3 глава 19)
14 декабря 1918 г. главный герой романа доктор Алексей Турбин оказывается на улицах Киева в тот момент, когда армия Петлюры захватывает город. Петлюровцы ранят Алексея, тот с трудом передвигается. На помощь раненому приходит незнакомка — Юлия Рейсс. Женщина прячет Алексея у себя в доме, чтобы петлюровцы не нашли его. Таким образом, она без преувеличения спасает Турбину жизнь:
"И тут увидал ее в самый момент чуда, в черной мшистой стене, ограждавшей наглухо смежный узор деревьев в саду. Она наполовину провалилась в эту стену и, как в мелодраме, простирая руки, сияя огромнейшими от ужаса глазами, прокричала: 
— Офицер! Сюда! Сюда... 
Турбин, на немного скользящих валенках, дыша разодранным и полным жаркого воздуха ртом, подбежал медленно к спасительным рукам и вслед за ними провалился в узкую щель калитки в деревянной черной стене. И все изменилось сразу. Калитка под руками женщины в черном влипла в стену, и щеколда захлопнулась. Глаза женщины очутились у самых глаз Турбина. В них он смутно прочитал решительность, действие и черноту. 
— Бегите сюда. За мной бегите, — шепнула женщина, повернулась и побежала по узкой кирпичной дорожке." (часть 3 глава 13)







Юлия помогает Алексею добраться до какой-то комнаты в ее доме. Турбин, сам являясь доктором, дает женщине инструкции, как перевязать ему рану на руке. Юлия выполняет все его указания. Наконец им вдвоем удается затянуть рану:

""Сердце-то есть? — подумал он. — Кажется, оживаю... может, и не так много крови... надо бороться". Сердце било, но трепетное, частое, узлами вязалось в бесконечную нить, и Турбин сказал слабо: 
— Нет. Сдирайте все и чем хотите, но сию минуту затяните жгутом..." (часть 3 глава 13) 
"Возникла никогда еще не испытанная боль, кольца зелени, вкладываясь одно в другое или переплетаясь, затанцевали в передней. Турбин укусил нижнюю губу. 
Она затянула, он помогал зубами и правой рукой, и жгучим узлом, таким образом, выше раны обвили руку. И тотчас перестала течь кровь..." (часть 3 глава 13) 

После этого Юлия, поддерживая Алексея всем телом, переводит его на диван или кровать:

"Женщина перевела его так: он стал на колени и правую руку закинул ей на плечо, тогда она помогла ему стать на слабые, дрожащие ноги и повела, поддерживая его всем телом. Он видел кругом темные тени полных сумерек в какой-то очень низкой старинной комнате. Когда же она посадила его на что-то мягкое и пыльное, под ее рукой сбоку вспыхнула лампа под вишневым платком." (часть 3 глава 13) 

Юлия находит дома бинты и перебинтовывает Алексею рану. Затем она снимает с него валенки и просит его лечь, а затем накрывается его халатом и одеялом: 

"Коньяк как будто помог, по крайней мере, Турбину показалось, что он не умрет, а боль, что грызет и режет плечо, перетерпит. Женщина, стоя на коленях бинтом завязала раненую руку, сползла ниже к его ногам и стащила с него валенки. Потом принесла подушку и длинный, пахнущий сладким давним запахом японский с диковинными букетами халат.

— Ложитесь, — сказала она.

Лег покорно, она набросила на него халат, сверху одеяло и стала у узкой оттоманки, всматриваясь ему в лицо." 
(часть 3 глава 13) 

Алексей Турбин говорит Юлии, что она замечательная женщина. Он не хочет злоупотреблять ее добротой. Он говорит, что полежит немного, восстановит силы, а потом пойдет домой. Юлия отвечает ему, что это опасно и что его тут же убьют: 

"Он сказал: 
— Вы... вы замечательная женщина. — После молчания: — Я полежу немного, пока вернутся силы, поднимусь и пойду домой... Потерпите еще немного беспокойство.

В сердце его заполз страх и отчаяние: "Что с Еленой? Боже, боже... Николка. За что Николка погиб? Наверно, погиб..."

Она молча указала на низенькое оконце, завешенное шторой с помпонами. Тогда он ясно услышал далеко и ясно хлопушки выстрелов.

— Вас сейчас же убьют, будьте уверены, — сказала она." 
(часть 3 глава 13) 

Алексей не хочет подвести Юлию и создавать ей проблемы. Он говорит, что шинель, револьвер и кровь от раны могут выдать его, если кто-то придет в дом. Юлия тут же отмывает кровь и прячет револьвер:

"— Тогда... я вас боюсь... подвести... Вдруг придут... револьвер... кровь... там в шинели, — он облизал сухие губы. Голова его тонко кружилась от потери крови и от коньяку. Лицо женщины стало испуганным. Она призадумалась.

— Нет, — решительно сказала она, — нет, если бы нашли, то уже были бы здесь. Тут такой лабиринт, что никто не отыщет следов. Мы пробежали три сада. Но вот убрать нужно сейчас же...

Он слышал плеск воды, шуршанье материи, стук в шкафах...

Она вернулась, держа в руках за ручку двумя пальцами браунинг так, словно он был горячий, и спросила:

— Он заряжен?

Выпростав здоровую руку из-под одеяла, Турбин ощупал предохранитель и ответил:

— Несите смело, только за ручку." 
(часть 3 глава 13) 

Юлия советует Алексею снять рейтузы, чтобы в случае чего она сказала, что это ее муж: 

"Она еще раз вернулась и смущенно сказала:

— На случай, если все-таки появятся... Вам нужно снять и рейтузы... Вы будете лежать, я скажу, что вы мой муж больной...

Он, морщась и кривя лицо, стал расстегивать пуговицы. Она решительно подошла, стала на колени и из-под одеяла за штрипки вытащила рейтузы и унесла. Ее не было долго." 
(часть 3 глава 13) 

Затем Юлия приносит охапку дров, чтобы затопить печку для Алексея. Турбин просит ее не беспокоится, но заботливая Юлия все же затапливает печку:

"Она вошла, нагруженная охапкой дров, и с громом выронила их в углу у печки.

— Что вы делаете? Зачем? — спросил он в сердцах.

— Все равно мне нужно было топить, — ответила она, и чуть мелькнула у нее в глазах улыбка, — я сама топлю..." (часть 3 глава 13)

Затем Алексей просит Юлию подойти к нему. Он благодарит ее и целует ей руку. 

"— Подойдите сюда, — тихо попросил ее Турбин. — Вот что, я и не поблагодарил вас за все, что вы... сделали... Да и чем... — Он протянул руку, взял ее пальцы, она покорно придвинулась, тогда он поцеловал ее худую кисть два раза. Лицо ее смягчилось, как будто тень тревоги сбежала с него, и глаза ее показались в этот момент необычайной красоты.

— Если бы не вы, — продолжал Турбин, — меня бы, наверное, убили.
 
— Конечно, — ответила она, — конечно... А так вы убили одного..." (часть 3 глава 13)

До этого момента ни Юлия, ни Алексей не знают имен друг друга. Наконец Турбин представляется незнакомке и говорит, что он военный врач. Та, в свою очередь, называет свое имя и говорит, что она замужем и что ее мужа и свекрови нет в городе:

"— Кокарда? Ах, боже... это я... я... — Ему вспомнился звоночек... зеркало в пыли... — Все снял... а кокарду-то забыл!.. Я не офицер, - сказал он, — я военный врач. Меня зовут Алексей Васильевич Турбин... Позвольте мне узнать, кто вы такая? 
— Я — Юлия Александровна Рейсс. 
— Почему вы одна? 
Она ответила как-то напряженно и отводя глаза в сторону: 
— Моего мужа сейчас нет. Он уехал. И матери его тоже. Я одна... - Помолчав, она добавила: — Здесь холодно... Брр... Я сейчас затоплю." (часть 3 глава 13)   

Лежа в постели, Алексей наблюдает за своей спасительницей, которая в это время топит печку. Она кажется ему чудесной, привлекательной женщиной:

"Мучаясь, то закрывая, то открывая глаза, Турбин видел откинутую назад голову, заслоненную от жара белой кистью, и совершенно неопределенные волосы, не то пепельные, пронизанные огнем, не то золотистые, а брови угольные и черные глаза. Не понять — красив ли этот неправильный профиль и нос с горбинкой. Не разберешь, что в глазах. Кажется, испуг, тревога, а может быть, и порок... Да, порок. 
Когда она так сидит и волна жара ходит по ней, она представляется чудесной, привлекательной. Спасительница." (часть 3 глава 13)   

Юлия сидит с Алексеем ночью. Когда Алексею среди ночи нужно сходить в туалет, она помогает ему добраться до деревянного туалета во дворе и приводит его обратно:

"Глубокой же ночью Рейсс в мягких, отороченных мехом туфлях пришла сюда и сидела возле него, и опять, обвив рукой ее шею и слабея, он шел через маленькие комнаты. Перед этим она собралась с силами и сказала ему:

— Вы встаньте, если только можете. Не обращайте на меня никакого внимания. Я вам помогу. Потом ляжете совсем... Ну, если не можете...

Он ответил:

— Нет, я пойду... только вы мне помогите...

Она привела его к маленькой двери этого таинственного домика и так же привела обратно. Ложась, лязгая зубами в ознобе и чувствуя, что сжалилась и утихает голова, он сказал:

— Клянусь, я вам этого не забуду... Идите спать..." 
(часть 3 глава 13)   

Алексей клянётся Юлии, что не забудет ее доброты, и просит ее идти спать:

"— Клянусь, я вам этого не забуду... Идите спать..." (часть 3 глава 13)

Юлия остается сидеть с ним и гладит ему голову, чтобы заглушить его боль от раны. Ее ласковые поглаживания помогают несчастному Алексею. Ему кажется, что так он может лежать вечно:

"— Клянусь, я вам этого не забуду... Идите спать...  
— Молчите, я буду вам гладить голову, — ответила она. 
Потом вся тупая и злая боль вытекла из головы, стекла с висков в ее мягкие руки, а по ним и по ее телу — в пол, крытый пыльным пухлым ковром, и там погибла. Вместо боли по всему телу разливался ровный, приторный жар. Рука онемела и стала тяжелой, как чугунная, поэтому он и не шевелил ею, а лишь закрыл глаза и отдался на волю жару. Сколько времени он так пролежал, сказать бы он не сумел: может быть, пять минут, а может быть, и много часов. Но, во всяком случае, ему казалось, что так лежать можно было бы всю вечность, в огне." (часть 3 глава 13)

Затем Алексей притягивает Юлию к себе и целует. Она не удивляется этому поступку:

"Когда он открыл глаза тихонько, чтобы не вспугнуть сидящую возле него, он увидел прежнюю картину: ровно, слабо горела лампочка под красным абажуром, разливая мирный свет, и профиль женщины был бессонный близ него. По-детски печально оттопырив губы, она смотрела в окно. Плывя в жару, Турбин шевельнулся, потянулся к ней... 
— Наклонитесь ко мне, — сказал он. Голос его стал сух, слаб, высок. Она повернулась к нему, глаза ее испуганно насторожились и углубились в тенях. Турбин закинул правую руку за шею, притянул ее к себе и поцеловал в губы. Ему показалось, что он прикоснулся к чему-то сладкому и холодному. Женщина не удивилась поступку Турбина. Она только пытливее вглядывалась в лицо. Потом заговорила: 
— Ох, какой жар у вас. Что же мы будем делать? Доктора нужно позвать, но как же это сделать?..

— Не надо, — тихо ответил Турбин, — доктор не нужен. Завтра я поднимусь и пойду домой." 
(часть 3 глава 13)

Наконец Алексей притягивает Юлию к себе так, что она ложится рядом возле него. Женщина продолжает гладить ему голову, чтобы заглушить боль:  

"— Не пойду, — ответила она и погладила его по руке. — Жар, — повторила она. 
Он не выдержал и опять обнял ее и притянул к себе. Она не сопротивлялась. Он притягивал ее до тех пор, пока она совсем не склонилась и не прилегла к нему. Тут он ощутил сквозь свой больной жар живую и ясную теплоту ее тела.
— Лежите и не шевелитесь, — прошептала она, — а я буду вам гладить голову.

Она протянулась с ним рядом, и он почувствовал прикосновение ее коленей. Рукой она стала водить от виска к волосам. Ему стало так хорошо, что он думал только об одном, как бы не заснуть.

И вот он заснул. Спал долго, ровно и сладко. Когда проснулся, узнал, что плывет в лодке по жаркой реке, что боли все исчезли, а за окошком ночь медленно бледнеет да бледнеет. Не только в домике, но во всем мире и Городе была полная тишина. Стеклянно жиденько-синий свет разливался в щелях штор. Женщина, согревшаяся и печальная, спала рядом с Турбиным. И он заснул." 
(часть 3 глава 13)

Утром Юлия дает Алексею черное пальто (вероятно, пальто своего мужа) и на извозчике отвозит раненого домой в квартиру Турбиных. Юлия бережно поддерживает Алексея, который едва держится на ногах: 

"Утром, около девяти часов, случайный извозчик у вымершей Мало-Провальной принял двух седоков — мужчину в черном штатском, очень бледного, и женщину. Женщина, бережно поддерживая мужчину, цеплявшегося за ее рукав, привезла его на Алексеевский спуск." (часть 3 глава 13)

Узнав о благородном поступке Юлии, Елена Турбина, сестра выжившего Алексея, восхищается этой женщиной. По мнению Елены, Юлия Рейсс является редким, добрым человеком, которых мало на свете:

"— Дай бог ей здоровья, — искренне и нежно сказала Елена, — вот, говорят, нет добрых людей на свете... 
Слабенькая краска выступила на скулах раненого, и глаза уперлись в невысокий белый потолок..." (часть 3 глава 12)

Спустя полтора месяца, в феврале 1919 г., Алексей Турбин наконец поправляется после ранения и тифа. Он приходит к Юлии домой, чтобы подарить ей в качестве благодарности браслет своей покойной матери. Алексей целует ее в щеку и просит у нее разрешения прийти к ней еще раз. Та разрешает:

"— Вы не откажетесь принять это... Мне хочется, чтобы спасшая мне жизнь хоть что-нибудь на память обо мне... это браслет моей покойной матери... 
— Не надо... Зачем это... Я не хочу, — ответила Рейсс и рукой защищалась от Турбина, но он настоял и застегнул на бледной кисти тяжкий, кованый и темный браслет. От этого рука еще больше похорошела и вся Рейсс показалась еще красивее... Даже в сумерках было видно, как розовеет ее лицо. 
Турбин не выдержал, правой рукой обнял Рейсс за шею, притянул ее к себе и несколько раз поцеловал ее в щеку... При этом выронил из ослабевших рук палку, и она со стуком упала у ножки стола. 
— Уходите... — шепнула Рейсс, — пора... Пора. Обозы идут на улице. Смотрите, чтоб вас не тронули. 
— Вы мне милы, — прошептал Турбин. — Позвольте мне прийти к вам еще. 
— Придите..." (часть 3 глава 19)

В конце романа Алексей Турбин говорит, что судьба в лице Петлюры швырнула его на Мало-Провальную улицу, где живет его возлюбленная Юлия. Если бы не нашествие Петлюры на Киев, Алексей бы, вероятно, никогда не познакомился с Юлией. Алексей хочет продолжить отношения с Юлией, хотя и не знает, что из этого выйдет:

"Потом Турбин прервал молчание. 
— Видно, брат, швырнул нас Пэтурра с тобой на Мало-Провальную улицу. А? Ну, что ж, будем ходить. А что из этого выйдет — неизвестно. А?

Николка с величайшим интересом прислушался к этой загадочной фразе и спросил в свою очередь:

— А ты тоже кого-нибудь навещал, Алеша? В Мало-Провальной?

— Угу, — ответил Турбин, поднял воротник пальто, скрылся в нем и до самого дома не произнес более ни одного звука." (часть 3 глава 19)

 

Это была цитатная характеристика Юлии Рейссв романе "Белая гвардия" М. Булгакова: образ героини в цитатах, описание ее внешности и т.д.

Смотрите: