https://www.literaturus.ru/2021/01/kritika-idiot-dostoevskij-otzyvy-sovremennikov.html
Князь Мышкин.
Художник И. Глазунов
Роман "Идиот" является одним из самых известных произведений знаменитого писателя Ф. М. Достоевского.

В этой статье представлена критика о романе "Идиот", отзывы современников о произведении.

Смотрите: Все материалы по роману "Идиот"









Критика о романе "Идиот" Достоевского, отзывы современников


Любопытный факт
пока роман "Идиот" выходил в печать по частям в журнале "Русский вестник", в прессе появлялись отзывы критиков – как положительные, так и отрицательные. Когда публикация романа была завершена, Достоевский ожидал увидеть более детальные критические разборы, но критики как будто забыли о произведении: в течение следующих двух лет в прессе не появлялось никаких новых отзывов о романе. Это очень расстраивало Достоевского. 


А. Н. Майков:

"Впечатление вот какое: ужасно много силы, гениальные молнии (например, когда Идиоту дали пощечину и что он сказал, и разные другие), но во всем действии более возможности и правдоподобия, нежели истины. Самое, если хотите, реальное лицо — Идиот (это Вам покажется странным?), прочие же все как бы живут в фантастическом мире, ка всех хоть и сильный, но фантастический, какой-то исключительный блеск. Читается запоем и в то же время — не верится. <...>

Но сколько силы! сколько мест чудесных! Как хорош Идиот! Да и все лица очень ярки, пестры — только освещены-то электрическим огнем, при котором самое обыкновенное знакомое лицо, обыкновенные цвета получают сверхъестественный блеск и их хочется как бы заново рассмотреть..." (А. Н. Майков – Ф. М. Достоевскому, письмо от 2 (14) марта 1868 г.)


Н. Н. Страхов:

"Какая прекрасная мысль! Мудрость, открытая младенческой душе и недоступная для мудрых и разумных, — так я понял Вашу задачу. Напрасно Вы боитесь вялости; мне кажется, с "Преступления и наказания" Ваша манера окончательно установилась, и в этом отношении я не нашел в первой части "Идиота" никакого недостатка." (Н. Н. Страхов – Ф. М. Достоевскому, письмо от середины марта 1868 г.)

"Очевидно — по содержанию, по обилию и разнообразию идей Вы у нас первый человек и сам Толстой сравнительно с Вами однообразен. Этому не противоречит то, что на всем Вашем
лежит особенный и резкий колорит. Но очевидно же: Вы пишете большею частью для избранной публики, и Вы загромождаете Ваши произведения, слишком их усложняете. Если бы ткань Ваших рассказов была проще, они бы действовали сильнее. Например, "Игрок", "Вечный муж" произвели самое ясное впечатление, а всё, что Вы вложили в "Идиота", пропало даром. Этот
недостаток, разумеется, находится в связи с Вашими достоинствами. <...>

И весь секрет, мне кажется, состоит в том, чтобы ослабить творчество, понизить тонкость анализа, вместо двадцати образов и сотни сцен остановиться на одном образе и десятке сцен. Простите... <...> Чувствую, что касаюсь великой тайны, что предлагаю Вам нелепейший совет —перестать быть самим собою, перестать быть Достоевским..." (Н. Н. Страхов – Ф. М. Достоевскому, письмо от 12 апреля 1871 г.)


С. Д. Яновский:

"...скажу Вам несколько слов о впечатлении, сделанном последним Вашим произведением: масса вся, безусловно вся в восторге! В клубе, в маленьких салонах, в вагонах на железной дороге (ведь я постоянно бываю в разъездах и вот на днях только возвратился из Тамбова) — везде и от всех только и удается слышать одно и то же: читали ль Вы последний роман Достоевского? ведь это прелесть, просто не оторвешься до последней страницы..." (С. Д. Яновский – Ф. М. Достоевскому, письмо от 12 апреля 1868 г.)






Отзыв в газете "Голос":

"...интереснее романа "Преступление и наказание"... <...> хотя и страдает теми же недостатками — некоторою растянутостью и частыми повторениями какого-нибудь одного и того же душевного движения..." (обзор "Библиография и журналистика" в газете "Голос", 16 февраля 1868, № 47, без подписи)


Отзыв в газете "Биржевые ведомости":

"...глубокий психологический анализ... доведен до высоты совершенства... Каждое слово, каждое движение героя этого романа, князя Мышкина, не только строго обдумано и глубоко прочувствовано автором, но и как бы пережито им самим..." (анонимный автор, раздел "Хроника общественной жизни", газета "Биржевые ведомости", 1868, 18 февраля, № 46)


Отзыв в газете "Русский инвалид":

"...с первых же строк вся симпатия читателя переносится на Мышкина... <...> Трудно угадать, что сделает автор с этим оригинальным лицом, насколько рельефно удастся ему сопоставить искусственность нашей жизни с непосредственной натурой, но уже теперь можно сказать, что роман будет читаться с большим интересом. Интрига завязана необыкновенно искусно, изложение прекрасное, не страдающее даже длиннотами, столь обыкновенными в произведениях г-на Достоевского..." (Отзыв в газете "Русский инвалид", 1868, 24 февраля, № 52)


Отзыв в газете "Харьковские губернские ведомости":

"С первых же строк читатель заинтересован рассказом, и чем далее он вчитывается, тем сильнее растет его интерес. Пред читателем проходит ряд людей действительно живых... людей симпатичных и таких, в которых трудно подметить хоть бы слабые остатки человеческого образа, наконец, несчастных людей, изображать которых автор особенно мастер... <...> В круговороте жизни, в который автор бросает своего героя, на Идиота не обращают внимания; когда же при столкновении с ним личность героя выказывается во всей ее нравственной красоте, впечатление, наносимое ею, так сильно, что сдержанность и маска спадает с действующих лиц и нравственный их мир резко обозначается. Вокруг героя и при сильном с его стороны участии развивается ход событий, исполненный драматизма... <...> ...его роман, очевидно, задуман широко, по крайней мере этот тип младенчески непрактичного человека... в таких широких размерах впервые является в нашей литературе..." (газета "Харьковские губернские ведомости", 1868, 18 апреля, № 41)


Д. И. Минаев:

"Это такая сказка, в которой чем больше неправдоподобностей, тем лучше. Люди сталкиваются, знакомятся, влюбляются, дают друг другу пощечины — и всё это по первому капризу автора, без всякой художественной правды. Миллионы наследства летают в романе, как мячики..."
(фельетон "Nota bene (отрывки безыменных чувств и мнений)", журнал "Искра", 1868, 19 мая, № 18, стр. 221, подпись «Литературное домино»)


В. П. Буренин:

"...сразу бросает своего героя (и вместе с ним читателя) в круг сложной интриги и делает как этого героя, так и окружающих его лиц в некотором роде аномалиями среди обыкновенных людей», вследствие чего повествование «имеет характер некоторой фантасмагории..."(газета "Санкт-Петербургские ведомости", 1868, 24 февраля, № 53)

"Роман можно было бы не только „Идиотом“ назвать, но даже „Идиотами“, ошибки не оказалось
бы в подобном названии..." (газета "Санкт-Петербургские ведомости", 1868 г., 6 апреля, № 92)


Статья в "Вечерней газете"
(Н. С. Лесков под псевдонимом "аноним"):

"Некоторые видят в романе "Идиот" проведение автором такой идеи: честная простота и бесхитростность, откровенная, непоколебимая правдивость, соединенная с глубокою гуманностию и пониманием человеческой души, а главное, правдивая простота во всех отношениях с людьми, честность и любовь к ним — есть всепобеждающее, гигантски
сильное средство к достижению каких бы то ни было общественных или частных целей. Не знаем, насколько такой взгляд ка роман г. Достоевского верен, потому что роман еще далеко не кончен; из того же, что напечатано, подобное заключение вывести довольно смело, хотя основания для этого есть.
Главное действующее лицо романа, князь Мышкин, — идиот, как его называют многие; человек крайне ненормально развитый духовно, человек с болезненно развитою рефлексиею, у которого две крайности, наивная непосредственность и глубокий психологический анализ, слиты вместе, не противореча друг другу; в этом и заключается причина того, что многие его считают за идиота, каким он, впрочем, и был в своем детстве..." ("Вечерняя газета", 1869 г., 1 января, № 1)


М. Е. Салтыков-Щедрин:

"...по глубине замысла, по ширине задач нравственного мира, разработываемых им, этот писатель стоит у нас совершенно особняком... не только признает законность тех интересов, которые волнуют современное общество, но даже идет далее, вступает в область предведений и предчувствий, которые составляют цель не непосредственных, а отдаленнейших
исканий человечества...

И что же? несмотря на лучезарность подобной задачи, поглощающей в себе все переходные формы прогресса, г-н Достоевский, нимало не стесняясь, тут же сам подрывает свое дело, выставляя в позорном виде людей, которых усилия всецело обращены в ту самую сторону, в которую, по-видимому, устремляется и заветнейшая мысль автора...

...всё это пестрит произведения г-на Достоевского пятнами, совершенно им не свойственными, и рядом с картинами, свидетельствующими о высокой художественной прозорливости, вызывает сцены, которые доказывают какое-то уже слишком непосредственное и поверхностное понимание жизни и ее явлений. <...> С одной стороны... <...> являются лица, полные жизни и правды, с другой — какие-то загадочные и словно во сне мечущиеся марионетки, сделанные руками, дрожащими от гнева..." (журнал «Отечественных записок», номер за апрель 1871 г.)

"Это гениально задуманная вещь; в ней есть места поразительные, но еще больше плохо высказанного и бог знает как скомканного... (Л. Ф. Пантелеев передает слова Салтыкова-Щедрина, "Из воспоминаний прошлого" (книга вторая), 1908 г.)


О. Ф. Миллера:

"В "Идиоте" Достоевский еще не утвердился на этой новой дороге, в "Бесах" он окончательно укрепляется на ней. "Идиот" в художественном отношении слабее... <...> но зато во многом тут еще вполне чувствуется прежний Достоевский, с его любовью к "униженным и оскорбленным", братски протягивающим руку всем, разделяющим ту же участь..." ("Публичные лекции" О. Ф. Миллера, 1874 г.)


В. В. Чуйко:

"...роман чрезвычайно драматичен и читается с лихорадочным интересом... события, мотивы
действий, драматические положения — до такой степени перепутаны, до такой степени выходят из границ логики и здравого смысла, что, чувствуя какую-то, может быть и страшную, драму, вы в то же время не знаете, — в чем она состоит..." (раздел "Литературная хроника" в газете "Новости", 1879, 18 мая, № 125)


Е. Л. Марков:

"Как безотрадно нужно глядеть на жизнь, чтобы лучшими представителями ее избрать идиота и камелию! <...> Какая внутренняя художественная необходимость заставила его раскрывать нравственную красоту человека в такой невыносимо тяжкой, болезненной форме?" (статья "Романист-психиатр" в журнале "Русская речь", май 1879 г.)
(*камелия — то есть "падшая женщина", содержанка у богатого человека; имеется в виду Настасья Филипповна)


П. Н. Полевой:

"...<сюжеты Достоевского> по преимуществу берутся из такой среды явлений современной русской жизни, от которых большая часть людей, живущих изо дня в день как-нибудь да понемножку, отвертывается... <...>

В полусумасшедших, идиотах, чудаках автор находит „искру божию“ и показывает ее
современному, хотя и очень умному, но зато ведь и эгоистичному человеку." (П. Н. Полевой, очерк "Федор Михайлович Достоевский" из цикла "Современные русские писатели" в журнале "Огонек", 1879, №№ 33 и 34)


Л. Н. Толстой:

"...Мышкин это бриллиант..." Л. Н. Толстой в воспоминаниях С. Т. Семенова, "Воспоминания о Л. Н. Толстом", 1912 г.)


Это была критика о романе "Идиот" Достоевского, отзывы современников о произведении.