kritika-prestuplenie-i-nakazanie-eliseev
Раскольников.
Иллюстрация
П. Боклевского
Роман "Преступление и наказание" в свое время вызвал бурную реакцию со стороны критиков. Среди противников произведения выступил литературный критик Г. З. Елисеев, чей отзыв появился вскоре после публикации первых глав романа. Отзыв Елисеева вышел в начале 1866 г. в журнале "Современник".

Отзывы Елисеева отличаются остро негативным отношением как к самому Достоевскому, так и к роману "Преступление и наказание". Однако ядовитые замечания Елисеева стоит воспринимать, скорее, как мнение одного из современников Достоевского. Сам анализ романа, сделанный Елисеевым, трудно назвать глубоким.

В этой статье представлена критика Г. З. Елисеева о романе "Преступление и наказание" Достоевского.

Смотрите: 
Все материалы по роману "Преступление и наказание"








Критика Г. З. Елисеева о романе "Преступление и наказание" Достоевского


Отзыв Елисеева в журнале "Современник", 1866 г., №2:

"...образованная публика, несмотря на его литературную несостоятельность [Достоевского], не утратила доселе вполне своих симпатий ..."


Отзыв Елисеева в журнале "Современник", 1866 г., №3:

"Я сказал о новом романе г. Достоевского, что подобное произведение можно было написать в ненормальном состоянии умственных способностей. Критик одной газеты расхвалили напротив это произведение до небес; такого, по его мнению, высоко-художественного произведения давно уже не бывало в русской литературе. Я говорю теперь, что "Натурщица" г. Ахшарумова нисколько не ниже, а напротив, выше романа г. Достоевского... <...>

Из сказанного нами видно, как несовместно с понятием истинного искусства изображение явлений одиночных, исключительных, никому не известных, тем более измышление для поэтического изображения явлений вовсе не существующих, таких, например, как представляет собою студент Раскольников в новом романе г. Достоевского. Рецензент, расхваливающий этот роман, становится чисто на психологическую точку зрения. Он говорит, что интерес романа сосредоточен на изображении той борьбы, которая происходит в душе преступника перед совершением убийства. Это совершенно неправда... <...>

Это ясно показывает, что основу романа г. Достоевского составляет предположенное им или принятое за данный факт существующее в студенческой корпорации покушение на убийство с грабежом, существующее в качестве принципа. От этого только и частный факт убийства, в сущности обыкновенного, принимает интерес в глазах читателя и делается сюжетом, годным для романа... <...>

Наконец, даже чисто с художественной точки зрения сюжет нового романа г. Достоевского не может быть оправдан никакими целями. Слыхано ли в летописях искусства, чтобы когда-нибудь, какой-нибудь художник или поэт чистое, голое убийство... выбирал темою для своего изображения? <...>

Что же сказать о художественном такте поэта, который процесс чистого, голого убийства с грабежом берет темою для своего произведения и самый акт убийства передает в подробнейшей картине со всеми малейшими обстоятельствами? В художественном отношении - повторяем - ладе в художественном отношении это чистая нелепость, для которой не может быть найдено никакого оправдания ни в летописях древнего, ни в летописях нового искусства.

К чести натуральной школы должно впрочем сказать, что г. Ф. Достоевский представлял собою в ней едва ли не единственный пример подобного свирепого баловства искусством. Прочие баловались искусством более кротким и приятным образом. И так как кротость вообще, как в жизни, так и в искусстве приятнее видеть, чем свирепость, то и мы поставили новое произведение г. Ахшарумова "Натурщица" гораздо выше романа г. Достоевского... <...>

Но ведь все это чепуха и галиматья? скажет читатель. Конечно так, но чепуха и галиматья не кровожадная, как у г. Достоевского; а добродушная, безобидная, веселая, игривая..."


Это была критика Г. З. Елисеева о романе "Преступление и наказание" Ф. М. Достоевского.