barklaj-de-tolli-vojna-i-mir
Портрет
Барклая-де-Толли.
Художник Джордж Доу
Русский полководец Барклай-де-Толли является второстепенным персонажем знаменитого романа "Война и мир" Льва Толстого.

В этой статье представлен цитатаный образ и характеристика Барклая-де-Толли в романе "Война и мир", описание героя в цитатах.

Смотрите: Все материалы по роману "Война и мир"















Барклай-де-Толли в романе "Война и мир": образ, характеристика, описание


Михаил Богданович Барклай-де-Толли (1761—1818) —  русский генерал-фельдмаршал с немецко-шотландскими корнями. С 1810 г. по 1812 гг. военный министр России. С марта 1812 г. командующий 1-й Западной армией, также исполняющий обазянности главнокомандующего до августа 1812 г. С января 1813 г. командующий 3-й армией в Заграничном походе русской армии. В декабре 1813 г. получил титул графа.

По сюжету один из главных героев романа Андрей Болконский в 1812 г. некоторое время служит под начальством Барклая-де-Толли. 

О внешности Баркалая-де-Толли в романе сообщается следующе:
"Под самыми образами на первом месте сидел с Георгием на шее, с бледным, болезненным лицом и с своим высоким лбом, сливающимся с голой головою, Барклай-де-Толли. Второй уже день он мучился лихорадкой, и в это самое время его знобило и ломало." (Барклай на совете в Филях, 1812 г., том 3 часть 3 глава IV)
Будучи немцем по происхождению, Барклай-де-Толли говорит с немецким акцентом:
"...сказал своим немецким выговором..." (том 3 часть 1 глава IX)
Барклай является честным, основательным и аккуратным человеком, по мнению Андрея Болконского:
"Он честный и очень аккуратный немец..." (том 3 часть 2 глава XXV) 
"Он не думал об измене, он старался всё сделать как можно лучше, он всё обдумал; но от этого-то он и не годится. Он не годится теперь именно потому, что он всё обдумывает очень основательно и аккуратно, как и следует всякому немцу." (том 3 часть 2 глава XXV)
Барклай является честным и дельным человеком, по мнению его сторонников в высшем обществе:
"...он честный, дельный человек, и лучше его нет." (том 3 часть 1 глава IX)
Часть людей считает Барклая-де-Толли искусным полководцем, словам Пьера Безухова:
"— Однако, говорят, он искусный полководец, — сказал Пьер." (том 3 часть 2 глава XXV)
Михаил Богданович Барклай-де-Толли является благоразумным человеком, по словам Толстого:
"Благоразумный Барклай-де-Толли, видя толпы отбегающих раненых и расстроенные зады армии, взвесив все обстоятельства дела, решил, что сражение проиграно..." (том 3 часть 2 глава XXXV)












По словам Толстого, Багратион ненавидит Барклая и поэтому в 1812 г. долго не присоединяется к его армии в ущерб интересам всего войска:
"...Барклай-де-Толли, непопулярный немец, ненавистен Багратиону (имеющему стать под его начальство), и Багратион, командуя 2-ю армией, старается как можно дольше не присоединяться к Барклаю, чтобы не стать под его команду. Багратион долго не присоединяется (хотя в соединении главная цель всех начальствующих лиц)..." (том 3 часть 2 глава I)
В 1812 г. император Александр I неофициально назначает главнокомандующим всех русских войск Барклая-де-Толли. Царь, судя по всему, не доверяет Барклаю, поэтому ограничивает его власть:
"...весь план Пфуля бросается, и всё дело поручается Барклаю. Но так как Барклай не внушает доверия, власть его ограничивают. 
Армии раздроблены, нет единства начальства, Барклай не популярен; но из этой путаницы, раздробления и непопулярности немца-главнокомандующего с одной стороны вытекает нерешительность и избежание сражения (от которого нельзя было бы удержаться, ежели бы армии были вместе и не Барклай был бы начальником), с другой стороны — всё бòльшее и бòльшее негодование против немцев и возбуждение патриотического духа." (том 3 часть 2 глава I)
Став неофициальным главнокомандующим, Барклай-де-Толли старается наилучшим образом руководить армией, по словам Толстого:
"Барклай-де-Толли старался наилучшим образом управлять армией, для того чтобы исполнить свой долг и заслужить славу великого полководца." (том 3 часть 2 глава I)
Из-за своего немецкого происхождения Барклай не пользуется популярностью в армии  как у простых офицеров, так и у правящих кругов:
"...Барклай не популярен; но из этой путаницы, раздробления и непопулярности немца-главнокомандующего..." (том 3 часть 2 глава I) 
"...Барклай-де-Толли, непопулярный немец, ненавистен Багратиону..." (том 3 часть 2 глава I) 
Не имея официального статуса главнокомандующего, Барклай не чувствует себя свободным в своих решениях и ведет себя еще осторожнее. Он избегает генерального сражения с французами, которого так от него ждут:
"Государь уезжает из армии для того, чтобы не стеснять единство власти главнокомандующего, и надеется, что будут приняты более решительные меры; но положение начальства армий еще более путается и ослабевает. Бенигсен, великий князь и герой генерал-адъютантов остаются при армии с тем, чтобы следить за действиями главнокомандующего и возбуждать его к энергии, и Барклай, еще менее чувствуя себя свободным под глазами всех этих глаз государевых, делается еще осторожнее для решительных действий и избегает сражения." (том 3 часть 2 глава I)
Сторонники Барклая-де-Толли считают, что, если ему дать настоящую власть над армией, он покажет, на что способен:
"Пятые были приверженцы Барклая-де-Толли, не столько как человека, сколько как военного министра и главнокомандующего. Они говорили: «Какой он ни есть (всегда так начинали), но он честный, дельный человек, и лучше его нет. Дайте ему настоящую власть, потому что война не может итти успешно без единства начальствования, и он покажет то, чтò он может сделать, как он показал себя в Финляндии. Ежели армия наша устроена и сильна и отступила до Дриссы, не понесши никаких поражений, то мы обязаны этим только Барклаю." (том 3 часть 1 глава IX
Летом 1812 г. напряжение вокруг Барклая стремительно нарастает. Брат царя, цесаревич великий князь Константин Павлович, требует от Барклая генерального сражения и даже намекает на то, что тот является изменником. Однако благоразумный Барклай все равно не дает сражение:
"Барклай стоит за осторожность. Цесаревич намекает на измену и требует генерального сражения. Любомирский, Браницкий, Влоцкий и тому подобные так раздувают весь этот шум, что Барклай, под предлогом доставления бумаг государю, отсылает поляков генерал-адъютантов в Петербург и входит в открытую борьбу с Бенигсеном и великим князем." (том 3 часть 2 глава I)
3 августа 1812 г. в Смоленске соединяются две армии — армия Багратиона и армия Барклая. При этом Багратион отказывается подчиняться "немцу" Барклаю и жалуется на то, что штаб Барклая "наполнен немцами" и что русскому человеку там невозможно находиться:
"В Смоленске наконец, как ни не желал того Багратион, соединяются армии." (том 3 часть 2 глава I) 
"Он пишет Аракчееву: «Воля государя моего, я никак вместе с министром (Барклаем) не могу. Ради Бога, пошлите меня куда-нибудь хотя полком командовать, а здесь быть не могу; и вся главная квартира немцами наполнена, так что русскому жить невозможно, и толку никакого нет. Я думал, истинно служу государю и отечеству, а на поверку выходит, что я служу Барклаю. Признаюсь, не хочу»." (письмо Баргратиона, том 3 часть 2 глава I) 
Конфликт Багратиона и Барклая мешает общему делу, в армии чувствуется все меньше единства. Тем временем французы подходят к Смоленску, так что русское войско вынужденно дать сражение. Русская армия несет серьезные потери, и Барклай приказывает отступать, чтобы избежать еще больших жертв:
"Рой Браницких, Винцингероде и тому подобных еще более отравляет сношения главнокомандующих, и выходит еще меньше единства. Сбираются атаковать французов пред Смоленском. Посылается генерал для смотра позиции. Генерал этот, ненавидя Барклая, едет к приятелю, корпусному командиру, и, просидев у него день, возвращается к Барклаю и осуждает по всем пунктам будущее поле сражения, которого он не видал. 
Пока происходят споры и интриги о будущем поле сражения, пока мы отыскивали французов, ошибаясь в их месте нахождения, французы натыкаются на дивизию Неверовского и подходят к самым стенам Смоленска. 
Надо принять неожиданное сражение в Смоленске, чтобы спасти свои сообщения. Сражение дается. Убиваются тысячи с той и с другой стороны." (том 3 часть 2 глава I)
Вскоре 5 августа 1812 г. главнокомандующим всех войск назначают Кутузова, а Барклая-де-Толли делают командующим 1-ой Западной армией. В русской армии радуются назначению Кутузова:
"— A! — сказал Пьер с недоуменьем, через очки глядя на князя Андрея. — Ну как вы скажете насчет назначения Кутузова? — сказал он. 
— Я очень рад был этому назначению, вот все, что̀ я знаю, — сказал князь Андрей." (том 3 часть 2 глава XXV)
По словам Толстого, Барклай-де-Толли чувствует себя обиженным после того, как на его место ставят Кутузова:
"Кроме того, теперь в русской армии преобразовался весь штаб. Замещались места убитого Багратиона и обиженного, удалившегося Барклая." (том 4 часть 2 глава III)
По словам капитана Тимохина, Кутузов в армии пользуется куда большим успехом, чем Барклай-де-Толли. По мнению Тимохина, с приходом Кутузова армия "увидала свет". Дело в том, что Барклай не позволяет войскам мародерствовать и наказывает за это, а Кутузов не наказывает войска за мародерство — что и является плюсом, по мнению капитана Тимохина:
"— Свет увидали, ваше сиятельство, как светлейший поступил, — робко и беспрестанно оглядываясь на своего полкового командира, сказал Тимохин. 
— Отчего же так? — спросил Пьер. 
— Да вот хоть бы насчет дров или кормов, доложу вам. Ведь мы от Свенцян отступали, не смей хворостины тронуть или сенца там, или чтó. Ведь мы уходим, ему достается, не так ли, ваше сиятельство? — обратился он к своему князю, — а ты не смей. В нашем полку под суд двух офицеров отдали за этакие дела. Ну, как светлейший поступил, так насчет этого просто стало. Свет увидали... 
— Так отчего же он запрещал? 
Тимохин сконфуженно оглядывался, не понимая, как и что отвечать на такой вопрос. Пьер с тем же вопросом обратился к князю Андрею. 
— А чтобы не разорять край, который мы оставляли неприятелю, — злобно-насмешливо сказал князь Андрей. — Это очень основательно: нельзя позволять грабить край и приучаться войскам к мародерству." (том 3 часть 2 глава XXV)
По мнению Андрея Болконского, Барклай-де-Толли является рассудительным человеком, но он не понимает психологии русского войска и поэтому совершает ошибку в виде отступления от Смоленска. По мнению Болконского, русская армия могла победить в битве за Смоленск, так как имела сильный боевой дух, однако Барклай не учел эту психологическую деталь и приказал отступать:
"Ну и в Смоленске он тоже правильно рассудил, что французы могут обойти нас, и что у них больше сил. Но он не мог понять того, — вдруг как бы вырвавшимся тонким голосом закричал князь Андрей, — но он не мог понять, что мы в первый раз дрались там за Русскую землю, что в войсках был такой дух, какого никогда я не видал, что мы два дня сряду отбивали французов, и что этот успех удесятерял наши силы. Он велел отступать, и все усилия и потери пропали даром. Он не думал об измене, он старался всё сделать как можно лучше, он всё обдумал; но от этого-то он и не годится. Он не годится теперь именно потому, что он всё обдумывает очень основательно и аккуратно, как и следует всякому немцу." (том 3 часть 2 глава XXV)
По словам Болконского, Барклай-де-Толли прекрасно служил России в мирное время, но во время войны лицо с иностранным происхождением не может руководить армией, так как это порождает недоверие и слухи. По мнению Болконского, честный и аккуратный Барклай не является ни гением, ни героем: 
"Так и сделали с Барклаем. Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой, и был прекрасный министр, но как только она в опасности, нужен свой, родной человек. А у вас в клубе выдумали, что он изменник! Тем, что его оклеветали изменником, сделают только то, что потом, устыдившись своего ложного нарекания, из изменников сделают вдруг героем или гением, что еще будет несправедливее. Он честный и очень аккуратный немец..." (том 3 часть 2 глава XXV)
По словам Альфонса Берга, в ходе Бородинского сражения Барклай-де-Толли ведет себя храбро, жертвуя своей жизнью впереди войска:
"Генерал Барклай-де-Толли жертвовал жизнью своею везде впереди войска, я вам скажу." (том 3 часть 3 глава XVI)
Барклай-де-Толли становится героем 1812 г. наряду с другими известными генералами:
"Петр Петрович Коновницын, так же, как и Дохтуров, только как бы из приличия внесенный в список так называемых героев 12-го года — Барклаев, Раевских, Ермоловых, Платовых, Милорадовичей, так же, как и Дохтуров, пользовался репутацией человека весьма ограниченных способностей и сведений, и так же, как и Дохтуров, Коновницын никогда не делал проектов сражений..." (том 4 часть 2 глава XVI)


Это был цитатаный образ и характеристика полководца Барклая-де-Толли в романе "Война и мир", описание героя в цитатах.

Смотрите: Все материалы по роману "Война и мир"