Matrenin-dvor-dom-Matreny-opisanie
Иллюстрация
к рассказу "Матренин двор".
Художник В. Бритвин
Дом Матрены в рассказе "Матренин двор" Солженицына играет важную роль в произведении. В некотором смысле дом героини является одним из персонажей рассказа. Дом и его интерьер отражают личность самой Матрены и позволяют читателям лучше понять ее характер и привычки. 

В этой статье представлены цитаты с описанием дома Матрены в рассказе "Матренин двор", образ и характеристика жилища, избы, описание интерьера в цитатах.

Смотрите: 
Все материалы по рассказу "Матренин двор"





Дом Матрены в рассказе "Матренин двор", изба, жилище | Образ, характеристика, описание, интерьер


Дом главной героини рассказа Матрены находится в деревне Тальново где-то в 180 км от Москвы. Судя по всему, ближайшим от деревни городом является город Шатура:
"На сто восемьдесят четвертом километре от Москвы, по ветке, что ведет к Мурому и Казани..." 
"Электричество же в деревне было -- его еще в двадцатые годы подтянули от Шатуры."

Рядом с домом у Матрены есть небольшой огород размером в 15 соток, где растет картошка:

"Тотчас же она или хваталась за лопату и копала картовь."  
"Председатель новый, недавний, присланный из города, первым делом обрезал всем инвалидам огороды. Пятнадцать соток песочка оставил Матрене, а десять соток так и пустовало за забором. Впрочем, за пятнадцать соток потягивал колхоз Матрену." 
"...забор, между двором и огородом."

Во двор к Матрене ведет калитка, которую хозяйка запирает на запор. Соседи сами открывают этот запор, когда идут к Матрене:

"Калитка была на запоре, но проводница моя не стала стучать, а просунула руку под низом и отвернула завертку -- нехитрую затею против скота и чужого человека."

Во дворе у Матрены есть сарай, в котором живет коза:

"...еще уступили ему сарай, где жила коза, и весь внутренний забор, между двором и огородом."
Матрена живет в старом сером изгнивающем доме. Крыша гниет, а сам дом и ворота посерели от старости:
"Этот старый серый изгнивающий дом вдруг сквозь блекло-зеленую шкуру обоев, под которыми бегали мыши..." 
"Гнила и старела когда-то шумная, а теперь пустынная изба..."  
"Однако изгнивала щепа, посерели от старости бревна сруба и ворота, когда-то могучие, и проредилась их обвершка."



Дом Матрены представляет собой высокую постройку высотой в 18 венцов (18 бревен). В доме есть 4 окна и чердачное окошко:

"Дом Матрены стоял тут же, неподалеку, с четырьмя оконцами в ряд на холодную некрасную сторону, крытый щепою, на два ската и с украшенным под теремок чердачным окошком. Дом не низкий -- восемнадцать венцов." 

Дом состоит из мостов (коридора), горницы (отдельного корпуса без печи) и самой избы. В избе есть чердак и подполье (подвал). Горница и изба находятся под одной крышей:

"Дворик не был крыт, но в доме многое было под одной связью. За входной дверью внутренние ступеньки поднимались на просторные мосты, высоко осененные крышей. Налево еще ступеньки вели вверх в горницу -- отдельный сруб без печи, и ступеньки вниз, в подклеть. А направо шла сама изба, с чердаком и подпольем." 
"...отдельный сруб горницы, расположенный под общей связью с избою, после смерти ее отдать в наследство Кире."

Матрена живет в своем жилище почти 40 лет — с тех пор, как вышла замуж за Ефима (судя по всему, свадьба была в 1917 г., до революции):

"Знал я, что замуж Матрена вышла еще до революции, и сразу в эту избу, где мы жили теперь с ней..."

Дом Матрены (то есть изба и горница) были построены еще отцом и братом Ефима, мужа Матрены:

"Мне было девятнадцать, Фаддею -- двадцать три... Вот в этом самом доме они тогда жили. Ихний был дом. Ихним отцом строенный."

"Эту избу он парнишкою сам и строил когда-то с отцом; эту горницу для него, старшего сына, и рубили, чтоб он поселился здесь с молодой. А теперь он яро разбирал ее по ребрышкам, чтоб увезти с чужого двора." (о Фаддее)

Дом был рассчитан на большую семью и был построен добротно:

"Строено было давно и добротно, на большую семью, а жила теперь одинокая женщина лет шестидесяти."

Сама Матрена живет в избе, а горница, которая находится под одной крышей с избой, стоит без дела:

"Не жалко было саму горницу, стоявшую без дела..."

Изба Матрены является просторной:

"Просторная изба и особенно лучшая приоконная ее часть..."

В избе у Матрены не очень чисто, несколько запущенно (она живет "в запущи"), из-за того что она болеет:

"-- Ну, разве что к Матрене зайдем, -- сказала моя проводница, уже уставая от меня. -- Только у нее не так уборно, в зáпущи она живет, болеет." 
"Все отзывы ее о Матрене были неодобрительны: и нечистоплотная она была..." (отзыв золовки о Матрене)

Одна из сторон избы особенно прогнила, прохудилась:

"...лишь под утро, особенно тогда, когда дул ветер с прохудившейся стороны."

Окна в избе являются хилыми:

"Они да еще лагерная телогрейка на ногах, а снизу мешок, набитый соломой, хранили мне тепло даже в те ночи, когда стужа толкалась с севера в наши хилые оконца."
Изба Матрены является старой и не самой удобной, но в ней еще вполне можно жить, так как она еще не протекает от дождей и более менее держит тепло:
"Может, кому из деревни, кто побогаче, изба Матрены и не казалась доброжилой, нам же с ней в ту осень и зиму вполне была хороша: от дождей она еще не протекала и ветрами студеными выдувало из нее печное грево не сразу, лишь под утро, особенно тогда, когда дул ветер с прохудившейся стороны."

Внутри избы имеется русская печь, в которой Матрена готовит еду и на которой, судя по всему, иногда отдыхает:

"Когда я вошел в избу, она лежала на русской печи, тут же, у входа, накрытая неопределенным темным тряпьем, таким бесценным в жизни рабочего человека." 
"Разговаривая со мной, она так и лежала на печи ничком, без подушки, головой к двери, а я стоял внизу." 
"...Матренины сестры сновали у русской печи с ухватом..."

Помимо русской печи, в жилище Матрены имеется печка-"голландка":

"А топить надо: утром русскую, вечером "голландку"." 
"Высокий черный старик, сняв на колени шапку, сидел на стуле, который Матрена выставила ему на середину комнаты, к печке-"голландке"."

В избе Матрена держит множество комнатных растений — фикусов. Вся приоконная часть избы заполнена фикусами. Комната заставлена фикусами как лесом:

"Просторная изба и особенно лучшая приоконная ее часть была уставлена по табуреткам и лавкам -- горшками и кадками с фикусами. Они заполнили одиночество хозяйки безмолвной, но живой толпой. Они разрослись привольно, забирая небогатый свет северной стороны."

"Верхнего света не было в нашей большой комнате, как лесом заставленной фикусами." 
"И как бы растерянным жестом я провел рукой, показывая обстановку избы: мирный настольный свет над книгами и тетрадями; толпу испуганных фикусов; суровую койку отшельника."

Матрена настолько любит фикусы, что, когда однажды в избе поднимается дым, она в первую очередь бросается к фикусам, а не спасает саму избу:

"И вот всю толпу фикусов, которых Матрена так любила, что, проснувшись когда-то ночью в дыму, не избу бросилась спасать, а валить фикусы на пол (не задохнулись бы от дыму)..."

Сама изба, в которой непосредственно живет Матрена, состоит из одного помещения. Это большая комната, разделенная перегородкой на две части — на "чистую избу" и кухоньку:

"...черту перегородки, отделявшей устье русской печи и кухоньку от чистой избы. В чистую избу они не переползали. Зато в кухоньке по ночам кишели..."
"...человек до десяти мужчин, прогремели мимо моего стола и нырнули под занавеску в кухоньку." 
"Я отступил к кухонной дверке и так перегородил ее собою."

Внутри избы Матрены темновато, так как в комнате нет общего света. Зеркало у Матрены настолько тусклое, что в нем не видно отражения. На стенах для красоты висят два ярких плаката:

"Но я уже видел, что жребий мой был -- поселиться в этой темноватой избе с тусклым зеркалом, в которое совсем нельзя было смотреться, с двумя яркими рублевыми плакатами о книжной торговле и об урожае, повешенными на стене для красоты." 
"Верхнего света не было в нашей большой комнате..." 
"Тусклое Матренино зеркало завесили широким полотенцем старой домашней вытоки." 
"И с грубой плакатной красавицей я свыкся, которая со стены постоянно протягивала мне Белинского, Панферова и еще стопу каких-то книг, но -- молчала. Я со всем свыкся, что было в избе Матрены." 
"Разрисованная красно-желтая баба с книжного плаката радостно улыбалась."

На стенах в избе поклеены рифленые зеленоватые обои:

"А недоступны были мыши для кошки из-за того, что кто-то когда-то, еще по хорошей жизни, оклеил Матренину избу рифлеными зеленоватыми обоями..." 
"...почти зримыми волнами перекатывались зеленые обои над мышиными спинами."

Матрена спит на убогой тряпичной кровати в углу у двери у печки. Квартирант Матрены, Игнатич, который поселяется у нее в начале рассказа, спит на раскладушке у окна. У другого окна Игнатич ставит столик для работы (он работает учителем математики в школе) и настольную лампу:

"Она поднялась с убогой тряпичной кровати и медленно выходила ко мне..." 
"Так и поселился я у Матрены Васильевны. Комнаты мы не делили. Ее кровать была в дверном углу у печки, а я свою раскладушку развернул у окна и, оттесняя от света любимые Матренины фикусы, еще у одного окна поставил столик. Электричество же в деревне было -- его еще в двадцатые годы подтянули от Шатуры." 
"От настольной же лампы свет падал кругом только на мои тетради..."

В избе у Матрены живет ее немолодая хромая кошка, а также водятся мыши и тараканы. Кошка не может достать мышей из-под обоев, так как те поклеены в пять слоев и создают в избе "внутреннюю шкуру", за которой и прячутся мыши:

"Кроме Матрены и меня, жили в избе еще -- кошка, мыши и тараканы. 
Кошка была немолода, а главное -- колченога. Она из жалости была Матреной подобрана и прижилась. Хотя она и ходила на четырех ногах, но сильно прихрамывала: одну ногу она берегла, больная была нога. Когда кошка прыгала с печи на пол, звук касания ее о пол не был кошаче-мягок, как у всех, а -- сильный одновременный удар трех ног: туп! -- такой сильный удар, что я не сразу привык, вздрагивал. Это она три ноги подставляла разом, чтоб уберечь четвертую. 
Но не потому были мыши в избе, что колченогая кошка с ними не справлялась: она как молния за ними прыгала в угол и выносила в зубах. А недоступны были мыши для кошки из-за того, что кто-то когда-то, еще по хорошей жизни, оклеил Матренину избу рифлеными зеленоватыми обоями, да не просто в слой, а в пять слоев. Друг с другом обои склеились хорошо, от стены же во многих местах отстали -- и получилась как бы внутренняя шкура на избе. Между бревнами избы и обойной шкурой мыши и проделали себе ходы и нагло шуршали, бегая по ним даже и под потолком. Кошка сердито смотрела вслед их шуршанью, а достать не могла. 
Иногда ела кошка и тараканов, но от них ей становилось нехорошо. Единственное, что тараканы уважали, это черту перегородки, отделявшей устье русской печи и кухоньку от чистой избы. В чистую избу они не переползали."

На стене в жилище у Матрены висят часы (ходики), которые были куплены 27 лет назад. Эти часы всегда идут вперед. В тишине слышно "постук" часов:

"Ходикам Матрениным было двадцать семь лет, как куплены в сельпо. Всегда они шли вперед, и Матрена не беспокоилась -- лишь бы не отставали, чтоб утром не запоздниться."  
"...работал в тишине избы под шорох тараканов и постук ходиков..."

В чистой половине избы у Матрены имеется святой угол, а в кухоньке стоит икона Николая Угодника:

"Был святой угол в чистой избе, и икона Николая Угодника в кухоньке. Забудни стояли они темные, а во время всенощной и с утра по праздникам зажигала Матрена лампадку."

У Матрены есть сундук, в котором, судя по всему, она хранит одежду:

"Она открыла сундучок, достала вязанку, сунула под полу и ушла..." (о сундучке Матрены)  
"Слетелись три сестры Матрены, захватили избу, козу и печь, заперли сундук ее на замок..."

В подполье (в подвале) у Матрены хранится картошка и, судя по всему, прочие продукты:

"Козе она выбирала из подполья самую мелкую картошку, себе -- мелкую, а мне -- с куриное яйцо."

К концу жизни Матрена не скапливает никакого имущества. Все ее имущество — это ее коза, кошка и фикусы:

"Не понятая и брошенная даже мужем своим, схоронившая шесть детей, но не нрав свой общительный, чужая сестрам, золовкам, смешная, по-глупому работающая на других бесплатно, -- она не скопила имущества к смерти. Грязно-белая коза, колченогая кошка, фикусы..."

В своем завещании Матрена указывает, что после ее смерти горница должна перейти в собственность Киры, ее приемной дочери:

"Страдая от недугов и чая недалекую смерть, тогда же объявила Матрена свою волю: отдельный сруб горницы, расположенный под общей связью с избою, после смерти ее отдать в наследство Кире. О самой избе она ничего не сказала. Еще три сестры ее метили получить эту избу."

Однако в итоге Матрена вынуждена отдать горницу Кире еще при жизни. Чтобы отдать горницу Кире, нужно "извлечь" ее из общей конструкции дома. Для этого нужно ломать крышу, что для Матрены означает конец всей ее жизни:

"Не спала Матрена две ночи. Нелегко ей было решиться. Не жалко было саму горницу, стоявшую без дела, как вообще ни труда, ни добра своего не жалела Матрена никогда. И горница эта все равно была завещана Кире. Но жутко ей было начать ломать ту крышу, под которой прожила сорок лет. Даже мне, постояльцу, было больно, что начнут отрывать доски и выворачивать бревна дома. А для Матрены было это -- конец ее жизни всей."

В итоге горницу разбирают и увозят, а место разделения заколачивают стеночкой "на скорую руку" и оставляют щели:

"Переметив номерами венцы сруба и доски потолочного настила, горницу с подклетью разобрали, а избу саму с укороченными мостами отсекли временной тесовой стеночкой. В стенке они покинули щели, и все показывало, что ломатели -- не строители и не предполагают, чтобы Матрене еще долго пришлось здесь жить."

Когда Матрена трагически погибает, три ее сестры захватывают ее избу и прочее имущество. В избе Матрены проходит прощание с ее телом:

"И вот всю толпу фикусов, которых Матрена так любила, что, проснувшись когда-то ночью в дыму, не избу бросилась спасать, а валить фикусы на пол (не задохнулись бы от дыму), -- фикусы вынесли из избы. Чисто вымели полы. Тусклое Матренино зеркало завесили широким полотенцем старой домашней вытоки. Сняли со стены праздные плакаты. Сдвинули мой стол. И к окнам, под образа, поставили на табуретках гроб, сколоченный без затей." 
"Слетелись три сестры Матрены, захватили избу, козу и печь, заперли сундук ее на замок, из подкладки пальто выпотрошили двести похоронных рублей, приходящим всем втолковывали, что они одни были Матрене близкие."

После смерти Матрены ее три сестры борются с Фаддеем (братом мужа Матрены) за наследство покойной. В итоге изба Матрены достается одной из сестер, коза - второй сестре, а сарай и забор достается Фаддею. Фаддей разбирает забор и сарай и увозит к себе:

"Спор шел об избе: кому она -- сестре или приемной дочери. Уж дело упиралось писать в суд, но примирились, рассудя, что суд отдаст избу не тем и не другим, а сельсовету. Сделка состоялась. Козу забрала одна сестра, избу -- сапожник с женою, а в зачет Фаддеевой доли, что он "здесь каждое бревнышко своими руками перенянчил", пошла уже свезенная горница, и еще уступили ему сарай, где жила коза, и весь внутренний забор, между двором и огородом. 
И опять, преодолевая немощь и ломоту, оживился и помолодел ненасытный старик. Опять он собрал уцелевших сыновей и зятей, они разбирали сарай и забор, и он сам возил бревна на саночках..."

Судя по всему, сестра Матрены со своим мужем заколачивают избу погибшей Матрены до весны. Весной они, вероятно, собираются сами поселиться в нем или продать его:

"Избу Матрены до весны забили, и я переселился к одной из ее золовок, неподалеку."


Это были цитаты с описанием дома Матрены в рассказе "Матренин двор" Солженицына, образ, характеристика, цитаты с описанием интерьера жилища, избы героини.