Анализ произведений. Характеристика героев. Материалы для сочинений




Жанровое своеобразие сказок Салтыкова-Щедрина: особенности жанра

skazki-saltykova-shhedrina-zhanrovoe-svoeobrazie-osobennosti-zhanra
Сказки Салтыкова-Щедрина представляют собой цикл из 32 небольших произведений. 

В этой статье представлены материалы о жанровом своеобразии сказок "Салтыкова-Щедрина": особенности жанра.








Жанровое своеобразие сказок "Салтыкова-Щедрина": особенности жанра


Л. П. Гроссман:

"Что такое сказка Салтыкова? Это прежде всего - глубоко своеобразный вид короткого и занимательного рассказа.

Мы не найдем здесь чудес и превращений, облеченных в магическую пышность восточных видений Шехеразады. Здесь нет ничего от изящного и блестящего мира сказок Шарля Перро... ...композиций Гофмана... фантазий Андерсена - как весь этот обширный, загадочный и пестрый мир ученой или трогательной европейской сказки далек от строгого сборника Салтыкова! <...>

Оставленная нам знаменитым сатириком книга русских сказок написана иначе. В ней нет той материнской нежности и убаюкивающей ласки, которыми обвеяны чудесные вымыслы романских или скандинавских сказочников. Она сурова и язвительна, она судит, зовет к ответу, клеймит и бичует. Она писалась не для детей и не стремилась к волшебным видениям или увлекательным подвигам. <...>

Разберемся в трех десятках "сказок"... Щедрина.

Они, естественно, распадаются на две основные группы: рассказов бытового содержания, иногда шутливых, иногда глубоко драматических, и собственно сказок, т. е. небольших сатирических очерков, облеченных в обычные формы сказочного эпоса.

Остановимся на первой группе. Мы находим здесь и легкий сатирический очерк о современном журналисте ("Обманщик-газетчик"), и резкий памфлет на умеренно-вольнолюбивого российского политика ("Либерал"), и острую зарисовку царских сановников ("Праздный разговор"), и с глубоким трагизмом разработанные рассказы о крестьянке, у которой сгорел мальчик ("Деревенский пожар"), о замученной рабочей лошади ("Коняга"), о горьком житии мужиков ("Путем-дорогою"), о печальной и мрачной судьбе русского писателя ("Приключение с Крамольниковым"). Все это глубоко реальные, из самой жизни выхваченные образы и темы.

Такова обширная партия "сказок" Салтыкова. Мы находим здесь и фельетон, и бытовой рассказ, и писательскую исповедь, и трагическую повесть. Недаром сам автор, словно чувствуя условную "сказочность" всех этих очерков, снабдил некоторые из них особыми подзаголовками ("разговор", "сказка-элегия, "поучение", "ни-то сказка, ни-то быль" и т. п.).

В свободной и бесконечно разнообразной форме нравоописательного рассказа сатирик словно подводит итоги своим долголетним раздумиям... <...>

Салтыков сумел внести новый тон в русскую публицистическую прозу и выработать у нас новый жанр социальной сатиры, В этом несомненное значение его сказок."

(Л. П. Гроссман, "Салтыков-сказочник", 1925 г.)









В. Н. Баскаков и А. С. Бушмин:

"Рассматривая сказки в порядке написания, можно наблюдать вполне определенную эволюцию их жанровой формы.

В 1869 году Салтыков начинал со сказок, в которых социальные типы выступают в их человеческих образах. Но уже в третьей из этих сказок («Дикий помещик») в человеческие черты образа привнесен зоологический элемент. <...>

...в течение полутора лет (с января 1883 по май 1885 г.) творит преимущественно в форме животного эпоса.

Произведения, которыми закончил писатель свою работу над сказочным циклом во второй половине 1886 года, по своему жанру, стилю и тональности заметно отличаются от предшествующих им сказок.

Во-первых, сатирический смех, определявший господствующую тональность прежних сказок, сменяется здесь то элегией по поводу злосчастья, опутавшего угнетенные массы, то гневным, без смеха, негодованием на владык мира, то вдохновенно-патетическим призывом к бесстрашной борьбе с презренным, погрязшим в ничтожестве врагом.

Ослабление юмора в произведениях, завершающих сказочный цикл, объясняется как тем, что они посвящены прежде всего проблемам народной жизни, горьким раздумьям писателя о судьбах крестьянства и о перспективах освободительной борьбы, так и резким обострением болезни, вследствие чего, жаловался Салтыков, юмор, который был его главною силой, «совсем исчез».

Во-вторых, в произведениях 1886 года (за исключением «Гиены» и «Ворона-челобитчика») Салтыков не прибегает к зоологическим образам и отходит (опять-таки за исключением «Ворона-челобитчика») вообще от жанра сказки в собственном смысле слова. Они представляют собою или обработку преданий — «Христова ночь (Предание)» и поверий — «Гиена (Поучение)», или лирический монолог — «Приключение с Крамольниковым (Сказка-элегия)», или типичный салтыковский сатирический рассказ — «Праздный разговор», или, наконец, рассказ социально-бытового характера— «Деревенский пожар (Ни-то сказка, ни-то быль)», «Путем-дорогою (Разговор)», «Рождественская сказка»... <...>

...сказки  [Салтыкова-Щедрина] по своему жанровому составу не являются однородными. В полном смысле слова сказками являются только двадцать четыре произведения.

Особняком стоят «Игрушечного дела людишки». Этот сатирический рассказ, задуманный как начало особой и впоследствии неосуществленной «кукольной» серии, нашел здесь случайный «приют».

Что же касается остальных семи произведений [сказок], написанных в 1886 году, почти или вовсе лишенных элемента сказочности, то все же и их включение в сказочный цикл имеет свою достаточную мотивировку. Не совпадая со сказками по жанровому признаку, они родственны им малым объемом, характером проблем и общедоступным стилем повествования. Все произведения цикла, независимо от жанра, тесно взаимодействуют, находятся в идейной перекличке."

(комментарии, В. Н. Баскаков и А. С. Бушмин, раздел V статьи «Сказки», "Собрание сочинений Салтыкова-Щедрина в 20 томах", том 16 (часть 1), 1974 г.)


Это были материалы о жанровом своеобразии сказок "Салтыкова-Щедрина": особенности жанра "сказочного цикла".

Комментариев нет: