Анализ произведений. Характеристика героев. Материалы для сочинений




Критика о повести "Палата №6" Чехова: отзывы современников, анализ

kritika-palata-6-chehov-otzyvy-analiz
Художник П. Пинкисевич
Повесть "Палата №6" была написана А. П. Чеховым в 1892 году и впервые опубликована в том же году в журнале "Русская мысль" (№ 11).

В этой статье представлена критика о повести "Палата №6" Чехова: отзывы современников, анализ произведения.

Смотрите:
Все материалы по повести "Палата №6"
Все материалы по творчеству Чехова














Критика о повести "Палата №6" Чехова: отзывы современников, анализ


И. Е. Репин:

"Даже просто непонятно, как из такого простого, незатейливого, совсем даже бедного по содержанию рассказа, вырастает в конце такая неотразимая, глубокая и колоссальная идея человечества. <...> Я поражен, очарован <...> Спасибо, спасибо, спасибо! Какой Вы силач!.."
(художник И. Е. Репин - А. П. Чехов, апрель 1893 г.)


Л. Н. Толстой:

"Какая хорошая вещь Чехова „Палата № 6“..."
(Л. Н. Толстой - И. И. Горбунову-Посадову, 24 декабря 1892 г.)


А. М. Скабичевский:

"Перед нами одно из лучших произведений г. Чехова. Давно уже не писал он ничего подобного..."
"Я... прочтя повесть утром, весь день и всю ночь находился под обаянием ее; она не выходила у меня из головы; ночью я грезил ею..."
(критик А. М. Скабичевский, статья в "Литературной хронике", "Новости и биржевая газета", 1892 г., №334)


М. О. Меньшиков:

"„Палата № 6“ — это, может быть, самая удачная вещь Чехова, это горькая драма, заслуживающая не только прочтения, но глубокого, внимательного изучения..."
(критик М. О. Меньшиков, "Книжки Недели", 1893 г., № 1)


А. С. Лазарев (Грузинский):

"Ах, Антон Павлович, как хороша Ваша „Палата № 6“. Какое потрясающее впечатление она произвела на меня. Я всю ночь трясся."
(писатель А. С. Лазарев (Грузинский) - А. П. Чехову, 8 декабря 1892 г.)


А. Л. Волынский:

"Г. Чехов ничего не преувеличивает, и, не прибегая к утрировке ради каких-нибудь посторонних, публицистических целей, ведет свой рассказ с искусством и простотою настоящего артиста. <...> Повсюду, в мельчайших подробностях — печать ума простого, ясного, презирающего ходульные эффекты, неестественную, риторическую декламацию <...> Ни у одного из других наших молодых писателей мы не встретим такого великолепного сочетания редких красок и художественной простоты, такого тонкого психологического анализа, таких потрясающих драматических подробностей..."
"Последние шесть страниц рассказа написаны с поражающею силою... <...> Все дышит талантом, творческим вдохновением и производит ошеломляющее впечатление..."
(критик А. Л. Волынский, "Литературные заметки", журнал "Северный вестник", 1893 г., № 5)


С. И. Смирнова-Сазонова:

"Да прежде всего он хочет, чтобы вот такие же несчастные, как я, не спали ночь от его произведений, чтобы яркостью красок, глубиною мысли осветить темные углы вашей жизни. Островский нашел такие углы на Таганке, Достоевский на каторге, Чехов пошел дальше, он спустился еще несколько ступеней, до палаты умалишенных, до самого страшного предела, куда мы неохотно заглядываем <...> Я удивляюсь, как Вы, такой нервный, чуткий человек не оценили чеховского рассказа. В нем каждая строка бьет по нервам <...> той внутренней борьбой человеческого духа, когда он то поднимается на страшную высоту, то падает в пропасть..."
(журналистка С. И. Смирнова-Сазонова - А. С. Суворину, декабрь 1892 г.)


А. И. Эртель:

"Какая мастерская и глубокая вещь „Палата № 6"! Хотя и не без ущерба в смысле пушкинской ясности и трезвости. Это не сама Жизнь, но беллетристическое размышление о жизни, — тем не менее талант смахивает на таланты „плеяды"..."
(писатель А. И. Эртель - В. А. Гольцеву, 14 декабря 1892 г.)


В. Г. Чертков:

"Не знаю, как выразить Вам то радостное и благое впечатление, какое чтение этого потрясающего по своей глубине и правде рассказа вызвало во мне и моих товарищах. Благодарю Вас от души за все хорошее, которое мы вынесли и несомненно вынесут все читатели от этой вещи. Радуюсь за Вас за ту высоту, на которой Вы находились, за ширину Вашего кругозора и глубину взгляда, когда писали это истинно художественное произведение (...) Спешу обратиться к Вам с просьбою разрешить мне издать эту повесть в моей серии „для интеллигентных читателей", на тех же основаниях, как и „Именины" и „Жену" (...) 50 руб. с листа за каждые 5 т(ысяч) выпускаемых экземпляров (...) Судя по тону Ваших писем ко мне, я вижу, что Вы не придаете преобладающего значения размеру гонорара."
(издатель В. Г. Чертков - А. П. Чехову, 26 ноября 1892 г.)

"Ради Бога, Антон Павлович, не казните нас отказом (...) Позвольте же нам принять участие в содействии тому широкому распространению этого произведения, на какое оно напрашивается ввиду общечеловечности, важности и современности его идеи."
(В. Г. Чертков - А. П. Чехову, 15 января 1893 г.)


Н. С. Лесков:

"...за границей (...) стал бы выше мопассановских. Он делает честь любой литературе..."
"В „Палате № 6“ в миниатюре изображены общие наши порядки и характеры. Всюду — палата № 6. Это — Россия... Чехов сам не думал того, что написал (он мне говорил это), а между тем это так. Палата его — это Русь!"
(Н. С. Лесков о Чехове, "А. П. Чехов в воспоминаниях современников", 1947 г.)
















И. И. Горбунов-Посадов:

"Вчера дочитал Чахова „№ 6",— пишет он Черткову 2 декабря,— и возвращаю; действительно превосходно, все самобытно, свежо и оригинально."
(писатель, издатель И. И. Горбунов-Посадов - В. Г. Черткову, 2 декабря 1892 г.)


П. П. Перцов:

"...самое счастливое произведение Чехова по тем похвалам, которые оно доставило своему автору..."
(критик, публицист П. П. Перцов, "Изъяны творчества. Повести и рассказы А. Чехова", "Русское богатство", 1893, №1)


В. П. Буренин:

"...не люди хмуры, не современная русская действительность в общем носит это качество — хмур сам Чехов..."
(критик, публицист В. П. Буренин, "Новое время", 1895 г., №6794)


Вл. И. Немирович-Данченко:

"Сегодня читаю „Палату № 6", о которой в Москве говорят во всех углах..."
(Вл. И. Немирович-Данченко — А. П. Чехову, 1 декабря 1892 г.)

"«Палата № 6» имеет успех огромный, какого у Вас еще не было. Да видите ли Вы газеты? Только о ней и речь»."
(Вл. И. Немирович-Данченко — А. П. Чехову, 12 декабря 1892 г.)


Н. М. Ежов:

"Ваша „Палата № 6" выставлена всюду. Даже у нас на Плющихе и на Арбате в писчебумажных магазинах есть. Вот как Вас расхватывают."
(беллетрист, журналист Н. М. Ежов - А. П. Чехову, 10 марта 1893 г.)


Статья в "Донских епархиальных ведомостях": 

"В рассказе "Палата №6" Чехов изображает нам в лице Андрея Ефимовича Рагина тип русского интеллигента, верующего только в силу ума. Андрей Ефимович совершенно забыл о евангельских заповедях и старался самостоятельно составить нравственное мировоззрение. Но это мировоззрение было эгоистическим. Доктор полагал, что не нужно помогать ближним во время их болезни, так как люди рано или поздно должны умереть. <...>

Если бы Андрей Ефимович имел христианские убеждения, он не стал бы сидеть дома, сложа руки. Христос заповедовал деятельно помогать ближним, особенно больным. Между тем Андрей Ефимыч, встретившись с сумасшедшим Иваном Дмитричем, которому нужно было помочь, так и утешает его: "При всякой обстановке вы можете находить успокоение в самом себе". Эта философия доктора, конечно, не могла понравиться Ивану Дмитричу, и он, хотя был сумасшедшим, прекрасно доказал ее неправоту. <...>

Андрей Ефимыч долго не соглашался с доводами Ивана Дмитрича. По-прежнему он думал, что высшее счастие человека заключается в размышлении. По целым часам лежал он в своей квартире и думал о том, что все люди, рано или поздно, должны умереть... Но вскоре ему пришлось убедиться, что его философия неправильна. Доктора посадили в палату №6 и ограничили его потребности. На него надели грязное больничное белье, не давали ему ни пива, ни папиросы, а самое главное, лишили свободы. Доктор запротестовал, стал кричать, но тот же Никита, которому сам же Андрей Ефимыч дал право распоряжаться судьбою сумасшедших, больно побил его. <...> На другой день он умер от апоплексического удара."
(статья "Моральный характер поэзии А. П. Чехова", "Донские епархиальные ведомости", №29, 11 октября 1909 г.)


А. Ф. Лазурский:

"...молодой человек, набожный, склонный к философствованию и совершенно непрактичный, по настоянию своего отца, врача-хирурга, делается доктором... <...>

Доктор из "Палаты №6", придя к заключению, что его врачебная деятельность совершенно не достигает цели, являясь, в сущности, грубым обманом и шарлатанством, утешает себя всякого рода пессимистическими соображениями, в роде того, что и вся вообще медицины бесцельна, так как, несмотря на весь прогресс ее, люди по-прежнему болеют, умирают, сходят с ума и т.д. Такая подавленность настроениями, в связи с повышенной аффективностью, вызывает у этих людей нередко вспышки раздражения, достигающие иной раз значительной степени. <...>

...доктор Андрей Ефимыч, подчиняясь исключительно только настояниям почтмейстера, берет отпуск и едет с ним в Петербург, Москву, Варшаву, хотя от всей этой поездки, в корне нарушающей его налаженный и привычный образ жизни, он не видит ни пользы, ни удовольствия. Такая повышенная внушаемость по отношению ко всякого рода внешним воздействиям еще увеличивается в значительной степени благодаря отсутствию у этих людей ясных, определенных убеждений, прочных и устойчивых. Постоянная борьба между естественными, прирожденными задатками и тем искусственным, вынужденным отпечатком, который накладывает на них жизнь, порождает вечные колебания и сомнения, не позволяя остановиться окончательно на каком-нибудь определенном образе мыслей и действий. <...>

Само собою разумеется, что все перечисленные особенности разбираемого типа сильно понижают его биологическую ценность, делая представителей его недостаточно жизнеспособными, а в социальном отношении не только бесполезными, но часто даже и вредными. <...>

Доктор Андрей Ефимыч, весь уйдя в свои уединенные мечты и бесплодные рассуждения, сопровождаемые обычно выпивкой, сдал все больничные дела на фельдшера и смотрителя, раз на всегда махнувши рукой на крайнюю запущенность дел и на те вопиющие безобразия, которые прикрывались его именем. И жизни обыкновенно не жалеет этих людей. Они или постепенно чахнут и умирают сравнительно молодыми... или спиваются, как чеховский доктор... лишь немногим из них удается довести свой жизненный путь до конца сравнительно благополучно."
(врач, психолог, профессор А. Ф. Лазурский, статья "Неприспособленные мечтатели" (глава "Неудачники"), книга "Классификация личностей", 1922 г.)


Это была критика о повести "Палата №6" Чехова: отзывы современников, анализ произведения.

Смотрите:
Все материалы по повести "Палата №6"
Все материалы по творчеству Чехова

Комментариев нет: