Анализ произведений. Характеристика героев. Материалы для сочинений




Образ и характеристика Хлестовой в комедии "Горе от ума" Грибоедова, прототип героини

hlestova-gore-ot-uma-griboedov
Хлестова в "Горе от ума".
Художник Н. Кузьмин
Госпожа Хлестова - одна из ярких второстепенных героинь комедии "Горе от ума".

Хлестова впервые появляется в действии III явлении 10 на званом вечере у Фамусова.

Именно госпожа Хлестова произносит в пьесе знаменитую фразу: "Всё врут календари".

Ниже представлен цитатный образ и характеристика Хлестовой в комедии "Горе от ума" Грибоедова: описание характера героини, интересные факты о ее прототипе.

Смотрите: Все материалы по комедии "Горе от ума"





Образ и характеристика Хлестовой в комедии "Горе от ума" 


Полное имя героини - Анфиса Ниловна Хлестова:
"...Анфиса Ниловна..."
Хлестова является свояченицей Фамусова, то есть сестрой его покойной жены. Соответственно, Хлестова является теткой Софьи Фамусовой:
"Старуха Хлёстова, свояченица Фамусова..."
Хлестова - пожилая женщина, дворянка. Ей 65 лет:
"...Легко ли в шестьдесят пять лет / Тащиться мне к тебе, племянница?.. – Мученье!.."
Госпожа Хлестова - сердитая дама:
"Старушки все – народ сердитый..." 
По словам Чацкого, Хлестова якобы является фрейлиной Екатерины I (жены Петра I). На самом деле она не могла состоять фрейлиной Екатерины I, умершей в 1727 году:
"Всё фрейлиной Екатерины Первой?.." 
Вероятно, старуха Хлестова замужем и у нее есть дети. Так, Фамусов говорит о том, что у его свояченицы есть дети. Судя по всему, речь идет о Хлестовой:
"Все больше сестрины, свояченицы детки..."
К сожалению, вызывает сомнения фраза Чацкого, в которой он называет Хлестову "девушкой". Эту фраза может означать, что Хлестова является старой девой, то есть никогда не была замужем и не имела детей. Но так же вероятно, эти слова Чацкого являются лишь шуткой, как и фраза про фрейлину:
"А тетушка? всё девушкой, Минервой?.." (Чацкий о Хлестовой)
Как известно, в образе Хлестовой современники узнавали жившую то время московскую барыню Настасью Дмитриевну Офросимову. Исследователи считают Офросимову прототипом Хлестовой. Госпожа Офросимова была замужем и имела детей. Можно предположить, что то же самое касается и самой Хлестовой.

Старуха Хлестова следует светской моде. Так например, у нее есть модная собачка-шпиц:
"Ваш шпиц, прелестный шпиц...— Шпиц — комнатная собачка. 
У Хлестовой также есть модная служанка - темнокожая арапка. Во времена Грибоедова при царском дворе была мода на темнокожих слуг - арапов:
"От скуки я взяла с собой / Арапку-девку да собачку..."  
"Какая у меня арапка для услуг: / Курчавая! горбом лопатки! / Сердитая! все ко́шачьи ухватки! / Да как черна! да как страшна! / Ведь создал же господь такое племя! / Чорт сущий..."
Старуха Хлестова знает все про всех в свете. Ей известно, у кого сколько крепостных и т.д.:
"Нет! триста! – уж чужих имений мне не знать!.." 
Старуха Хлестова также знает Чацкого с детства:
"Я за уши его дирала, только мало..."
Госпожа Хлестова не видит смысла в образовании, школах, лицеях: 
"И впрямь с ума сойдешь от этих, от одних / От пансионов, школ, лицеев, как бишь их, / Да от ланкарточных взаимных обучений..." 
Старуха Хлестова любит играть в карты. На вечере у Фамусова она обыгрывает княгиню Тугоуховскую:
"Княгиня, карточный должок..."
От скуки Хлестова содержит множество воспитанниц и собачек у себя в доме:
"Воспитанниц и мосек полон дом?.."




Прототип Хлестовой в "Горе от ума"


В своей книге известный мемуарист Александр Александрович Стахович писал о прототипе Хлестовой в комедии "Горе от ума" следующее:
"...Старуху Хлёстову я хорошо помню: это была Наталья Дмитриевна Офросимова. Еще в 1807 году под фамилией Набатовой ее вывел граф Ф. В. Растопчин в своей комедии „Вести, или Живой покойник", ее же, под именем Марьи Дмитриевны Ахросимовой, описал в „Войне и мире" граф Л. Н. Толстой.

Офросимова была одного с нами прихода Иоанна Предтечи в старой Конюшенной; она строго блюла порядок и благочиние в церкви, запрещала разговоры, громко бранила дьячков за нестройное пение или за нерасторопность в служении; дирала за уши (как Чацкого) мальчиков, выходивших со свечами при чтении Евангелия и ходивших с тарелочкою за церковным старостой, держала в ришпекте и просвирню, подносившую ей одной большую просвирку. 
 
К кресту Офросимова всегда подходила первою; раз послала она дьячка к незнакомой ей даме, которая крестилась в перчатке, громко, на всю церковь, дав ему приказание: „Скажи ей, чтоб сняла собачью шкуру..." 
(А. А. Стахович. Клочки воспоминаний. М., 1904)

Критика об образе Хлестовой

"...роль Хлестовой; ... избалованную общей снисходительностью старуху, выжившую себе наконец право быть со всеми дерзкою..." (Н.И.Надеждин, "Литературная критика", 1972 г.)
"...Хлестова, свояченица Фамусова. Самоуверенность ее суждений, ухаживание за ней Молчалина показывают, что эта особа занимает видное место в обществе, тем не менее главное ее занятие - это сплетня. 
Хлестова глубоко чтит свои дворянские привилегии, но выражает их, между прочим, тем, что крепостных людей ставит на одну доску с животными..." (С. Бураковский, книга "«Горе от ума» А. С. Грибоедова. Разбор комедии для учащихся", 1891 г.) 
Это был цитатный образ и характеристика Хлестовой в комедии "Горе от ума" Грибоедова, интересные факты о прототипе Хлестовой.

Смотрите: Все материалы по комедии "Горе от ума"

4 комментария:

Анонимный комментирует...

Старуха Хлестова - сердитая старая дева. Она никогда не была замужем:
"...А тетушка? всё девушкой, Минервой?.."
"...Старушки все – народ сердитый..."
Когда-то Хлестова была фрейлиной Екатерины I (жены Петра I):
"...Всё фрейлиной Екатерины Первой?.."

Замужем Амфиса Ниловна, быть может, никогда и не была, но дети у неё были, об этом говорит Фамусов во втором действии, пятом явлении. Екатерина I, жена Петра I, скончалась в 1727 году, если Амфиса Ниловна и была её фрейлиной, то к моменту действия пьесы ей было бы около 95, при раскладе, что фрейлиной она была в последний год правления императрицы, в младенческом возрасте, что вряд ли. Если она и была фрейлиной, то, вероятнее всего, при Екатерине II.

Администратор комментирует...

Уважаемый читатель, спасибо за сообщение. Мы исправили фразу о фрейлине. Конечно, Хлестова не могла быть фрейлиной Екатерины I. Это преувеличение Чацкого нельзя считать фактом. Вы правы.

На счет семейного положения Хлестовой мы указали в тексте все возможные варианты. Ниже поясняем.

1. Первый вариант. Вероятно, у Хлестовой есть дети и есть (был) муж. Об этом может говорить фраза: "Все больше сестрины, свояченицы детки...".

2. Второй вариант. Чацкий называет Хлестову "девушкой, Минервой...", что может говорить о ней как о старой деве, незамужней даме.

3. Третий варинт (ваш вариант) - иметь детей без мужа - исключен. Хлестова могла быть старой девой (незамужем), но не могла иметь детей вне брака. Во времена Грибоедова это было невозможно. Женщина из высшего общества должна была выйти замуж, чтобы иметь детей (это было нормой и для других сословий).

Об этом и других вопросах интересные научные комментарии к пьесе "Горе от ума" можно прочитать здесь .

Анонимный комментирует...

Павел Афанасьевич во втором действии, первом явлении «вносит в книгу разные дела» при помощи слуги Петрушки. Одним из запланированных дел Павла Афанасьевича является крещение новорожденного, который должен появится у вдовы, у докторше. Быть может, её муж скончался, не дождавшись дитяти, а, может и так, что Александр Сергеевич замыслил этот момент именно наперекор такому представлению. А это уже два разных смысла. Какой ближе к комедии Грибоедова?

Админ комментирует...

Дорогой читатель, ваши сомнения вполне понятны. К сожалению, мне не удалось найти мнение ученых на этот счет. Возможно, позже получится найти. Со своей стороны как читатель могу предположить, что талантливый острослов Грибоедов не зря составил эту фразу именно так витиевато и загадочно. Его задача и состояла в том, чтобы читатели задумались над положением вдовы. Действительно, фразу можно трактовать двояко: муж мог умереть недавно, не дождавшись рождения ребенка; но также он мог умереть несколько лет назад. Думаю, задумка Грибоедова и состояла в том, чтобы посеять в умах читателей сомнения. Кроме того, автор с легкостью мог заменить слово вдова на имя, например, если бы это было не важно для идеи. Например, заменить двухсложное слово вдова на имя "Мари" или "Софи", если бы слово "вдова" не несло смысл для текста. Но Грибоедов вставил именно это слово. Очевидно, Грибоедов понимал, что его фраза несет двойной смысл. И намеренно не сделал ее более однозначной.