Анализ произведений. Характеристика героев. Материалы для сочинений




Критика о рассказе "Дама с собачкой" Чехова (отзывы современников)

kritika-dama-s-sobachkoj-chehov-otzyvy-sovremennikov
"Дама с собачкой".
Художники Кукрыниксы
Рассказ "Дама с собачкой" был написан Чеховым в 1899 году и в том же году был опубликован в журнале "Русская мысль" (№12).

В этой статье представлена критика о рассказе "Дама с собачкой" Чехова: отзывы современников о произведении.

Смотрите:
Все материалы по рассказу "Дама с собачкой"
Все материалы по творчеству Чехова







Критика о рассказе "Дама с собачкой" Чехова (отзывы современников)


М. Горький: 

"Читал „Даму“ Вашу. Знаете, что Вы делаете? Убиваете реализм. И убьете Вы его скоро — насмерть, надолго. Эта форма отжила свое время — факт! Дальше Вас — никто не может идти по сей стезе, никто не может писать так просто о таких простых вещах, как Вы это умеете. <...>
После самого незначительного Вашего рассказа — все кажется грубым, написанным не пером, а точно поленом. И — главное — все кажется не простым, то есть не правдивым. Это — верно... Огромное Вы делаете дело Вашими маленькими рассказиками — возбуждая в людях отвращение к этой сонной, полумертвой жизни — черт бы ее побрал!.. Рассказы Ваши — изящно ограненные флаконы со всеми запахами жизни в них, и — уж поверьте! — чуткий нос всегда поймает среди них тот тонкий, едкий и здоровый запах «настоящего», действительно ценного и нужного, который всегда есть во всяком Вашем флаконе."
(А. М. Горький - А. П. Чехову, январь 1900 г.)


Л. Н. Толстой:

"Читал Даму с собачкой Чехо<ва>. Это всё Ничше. Люди, не выработавшие в себе ясного миросозерцания, разделяющего добро и зло. Прежде робели, искали; теперь же, думая, что они по ту сторону добра и зла, остаются по сю сторону, т. е. почти животные."
(Л. Н. Толстой, запись в дневнике от 16 января 1900 г.)


А. М. Скабичевский:

"Та самая паутина обычаев, приличий, толков, пересудов, косых взглядов, двусмысленных улыбок, родственных опал, расстройства служебных отношений и положений, паутина, сквозь которую без труда проходят крупные мухи, для мелких оказывается непроходима. Остается только хвататься за голову, чувствовать себя несчастными, терзаться сознанием своего бессилия, своего ничтожества и пресмыкаться весь век в таком безвыходно-фальшивом и нелепом положении, в котором пришлось путаться нашим героям."
(А. Скабичевский, журнал "Сын отечества", 1900, № 35)


Н. К. Михайловский:

"...одно дело Гуров в начале знакомства с Анной Сергеевной и другое дело — он же в конце рассказа. Имеют ли он и Анна Сергеевна право пользоваться алехинским рецептом [речь идет о рассказе Чехова "О любви"], есть ли у них такое „высшее“, во имя которого можно и должно принять счастие и несчастие, свое и чужое, — это дело их совести..."
(Н. К. Михайловский, "Кое-что о г. Чехове", журнал "Русское богатство", 1900, № 4)


В. Альбов:

"Хочется думать, что такие шедевры, как „В овраге“, „Дама с собачкой“, „Архиерей“ — только первые попытки осветить жизнь с новой точки зрения... <...> ...даже такую избитую тему, как любовь, г. Чехов, верный своей новой точке зрения, сумел изобразить оригинально... <...> 
Хотя фабула рассказа обрывается на выдвинутой автором дилемме, однако смысл ее очевиден: или постепенное разрушение, медленное умирание в оболочке лжи, обмана, условной морали; или нужно разорвать эту оболочку, как что-то „ненужное, легкое и обманчивое“ и освободить „сдавленное ею зерно жизни“..."
(В. Альбов, "Два момента в развитии творчества А. П. Чехова", журнал "Мир божий", 1903, №1)


Волжский (А. С. Глинка):

"...идеал Чехова, „живой бог“ его недосягаемо высок, потому-то и действительность, изображаемая в чеховских произведениях, так ничтожна — жалка, убога, сера и бесцветна..."


А. А. Измайлов:

"По своему довольно минорному настроению новая вещица талантливого беллетриста не представляется исключением в ряде позднейших его произведений. И как почти всякое из последних, рассказ отмечен чертами созревшего таланта и производит впечатление, в особенности второю, более сильно написанною половиной."
(А. А. Измайлов, газета "Биржевые ведомости", 1900 г., № 9)


Р. И. Сементковский:

"Нельзя же, в самом деле, называть хорошим человека, который то и дело обманывает жену, склонен разрушать правильную семейную жизнь, ставит из-за прихоти в ложное, крайне тягостное положение своих детей, относится очень поверхностно к своим общественным обязанностям и находит единственное развлечение и удовольствие только в любовных интригах... <...>
Но если присмотреться к этой, столь важной и интересной жизни, как ее описывает г. Чехов, то, боже великий, как она в сущности мелка, неинтересна и излишня!"
(Р. И. Сементковского, "Ежемесячные литературные приложения к журналу „Нива“ на 1900 г.", 1900 г., № 1)


Ф. Е. Пактовский:

"Я не вижу здесь даже и того начала, которое руководило при разрушении семьи Анной Карениной <...> жертва принесена во имя животной страсти, вследствие непонимания святости семейных обязанностей, во имя привычки возводить вспышки своей страсти до пределов закона природы..."
(Ф. Е. Пактовский, "Современное общество в произведениях А. П. Чехова", Казань, 1901 г.). 


В. П. Буренин:

"Автор не разрешает ничем вопроса, предлагаемого героем рассказа себе самому, и вместе с этим, стало быть, не разрешает и вопроса о том, драма или только „водевиль с собачкой“ всё то, что переживают его герои с их встречи в Ялте и до их встречи в Москве. Я склонен думать, что это водевиль, который и ялтинские любовники (мимоходом заметим, отнюдь не похожие на веронских любовников Шекспира), и г. Чехов ошибочно принимают за драму. Я склонен тоже думать, что в этой ошибочной точке зрения героев и их автора и заключается главный недочет рассказа... <...> ...не более как этюд, и притом отрывочный, представляющий как будто бы начало, первые главы ненаписанного романа... <...> Этюдность эта, очевидно, во вкусе времени и нравится большинству, толпе, и, быть может, даже и иным теперешним ценителям и судьям. <...> 
У г. Чехова нередко встречаются такие рассказы, в которых, если так можно выразиться, наклевывается общая интересная мысль, интересный тип,  но только наклевываются, не получают полного, законченного  развития... Конец в произведениях талантливого беллетриста наступает там, где, казалось бы, следовало ждать настоящей творческой  работы."
(В. Буренин, "Новое время", 1900 г., № 8619)


Андреевич (псевдоним Е.  Соловьева):

"Конечно, этот рассказ — отрывок; он даже ничем не заканчивается, и его последние строки только наводят на мысль о какой-то предстоящей жестокой драме жизни..."
(Андреевич (псевдоним  Е.  Соловьева), "Жизнь", 1900 г., №1)


Б. А. Лазаревский:

"Вчера, на Новый год, прочел „Даму с собачкой“. Как ласковы Вы к людям! Еще не страшно жить на свете, коли чувствуешь, что есть сердца, расположенные ко всяким тяготам, которые налагает жизнь на людей!"
(Б. А. Лазаревский - А. П. Чехову, январь 1900 г.)

"... стали читать „Даму с собачкой“. Читали поочередно, чтобы не устать. Я думал, что слушателям-помощникам капитана не понравится. Понравилось, и поняли, хорошо поняли, что, хотя этого, может, и не было, но это правда <...> Когда я кончил читать, помолчали, потом еще раз сказали, что это всё сама жизнь, и рассказали несколько случаев."
(Б. А. Лазаревский - А. П. Чехову, 5 января 1900 г.)

"Живя в „Славян<ском> базаре“, я всё ходил по коридорам и глядел на двери номеров, всё думал, не здесь ли встречались Дм. Дм. Гуров и Анна Сергеевна фон Дидериц. Трудно мне отрешиться от мысли, что их и не было никогда."
(Б. А. Лазаревский - А. П. Чехову, 16 марта 1903 г.)


М. Т. Дроздова:

"Сегодня была я, Антон Павлович, у Марьи Павловны, был Левитан, много говорили об Вас. Он всё говорил: «Черт возьми, как хорошо Антоний написал «Даму с собачкой»... В Литературном кружке ее читали, кажется»." 
(М. Т. Дроздова (художница, друг семьи Чехова) - А. П. Чехову, декабрь 1899 г.)


Е. В. Лебедева:

"Такие рассказы, как «Случай из практики», «По делам службы» и последний «Дама с собачкой» заставляют глубже присмотреться к жизни, к ее сложному, невыносимо тяжелому для иных людей, но людьми созданному механизму, увидеть всю ее неправду, мелочность и условность... Вы... умеете показать весь этот будничный ужас жизни."
(Е. В. Лебедева (читательница Чехова), 1900 г.) 


М. Б. Полиновский:

"...удивительным образом <...> заставляют много думать и много плакать..."
(М. Б. Полиновский (сотрудник одесской газеты "Театр") - А. П. Чехову, 6 февраля 1900 г.)


Г. И. Россолимо:

"Ваша „Дама с собачкой“ и „В овраге“ читаются теперь у нас с жадностью..."
(Г. И. Россолимо (доктор, преподаватель Московского университета) - А. П. Чехову, 6 февраля 1900 г.)


С. С. Ремизова:

"Вы оставили своих героев, так сказать, в самую критическую пору их жизни, когда надо принять какое-нибудь решение, а какое? Вот трудный вопрос. Писать продолжение этого рассказа Вы, пожалуй, не захотите, так будьте добры, черкните несколько слов, как бы Вы поступили, будучи на месте Гурова <...> как бы Вы разрешили эту запутанную историю <...> В жизни людей так часты подобные безвыходные положения, в особенности в семейной жизни; так Ваша повесть попадет многим в цель, а потому очень интересно, даже важно узнать от такого сердцеведца, как Вы <...> как устроить свое счастье так, чтобы никто от этого не был несчастлив."
(С. С. Ремизова (читательница из Петербурга) - А. П. Чехову, 15 октября 1903 г.)


Н. А. Лейкин: 

"Небольшой этот рассказ, по-моему, совсем слаб. Чеховского в нем нет ничего. Нет тех картин природы, на которые он был такой мастер в своих первых рассказах. Действие в Ялте. Рассказывается, как один пожилой уже приезжий москвич-ловелас захороводил молоденькую, недавно только вышедшую замуж женщину, и которая отдалась ему совершенно без борьбы. Легкость ялтинских нравов он хотел показать, что ли!"
(дневник Н. А. Лейкина, 24 декабря 1899 г.)


Это была критика о рассказе "Дама с собачкой" Чехова: отзывы современников о произведении.

Комментариев нет: