Анализ произведений. Характеристика героев. Материалы для сочинений




Анализ рассказа "Ионыч" Чехова: тема, идея, суть, смысл произведения

analiz-ionych-chehov-tema-ideja-sut-smysl
Ионыч.
Художники Кукрыниксы
"Ионыч" является одним из наиболее известных рассказов великого русского писателя Антона Павловича Чехова.

В этой статье представлен анализ рассказа "Ионыч" Чехова: тема, идея, суть и смысл произведения.







Анализ рассказа "Ионыч" Чехова: тема, идея, суть и смысл произведения


(фрагменты из книги Д. Н. Овсянико-Куликовского "Вопросы психологии творчества")

"..."Ионыч", принадлежа к числу лучших произведений Чехова, в то же время выгодно отличается тою... прозрачностью своего построения, которая позволяет отчетливо различать как приемы творчества, так и основной замысел автора. Здесь все... представляется ясным, удобопонятным: мы хорошо видим, откуда и куда идет писатель, какую дорогу он избрал...<...>

Если прочитать этот небольшой рассказ бегло, так сказать, поверхностно, без должного внимания... то легко может показаться, будто рассказ написан на старую, избитую тему о том, как "среда заедает свежего человека". В было время в нашей литературе это была одна из ходячих, излюбленных тем. <...>

...сперва может явиться предположение, будто это только новая вариация на ту же тему. В рассказе изображена пустота и вялость провинциальной жизни, в которой отсутствуют высшие умственные интересы, а есть только пародия на них, или игра в эти интересы. В эту провинциальную тину попадает "свежий" человек, земский врач Старцев, человек с умом, образованием и способностью к труду; по прошествии нескольких лет он "опускается", становится исключительно человеком наживы, копит деньги и все более и более черствеет в своем эгоистическом существовании и в нескрываемом презрении к "среде", перед которою, впрочем, он не можем похвалиться большими преимуществами. <...>

Первое, что бросается в глаза, этот тот факт, что у Чехова все дело представлено, так сказать, навыворот: "герой" вовсе и не выступает на борьбу со средою, самая мысль о борьбе ему и в городу не приходит; но зато он кончает тем, что все его отношения к обществу являются непроизвольным, ненарочитым выражением какого-то подобия "борьбы"... <...>

Герой Чехова становится во враждебные отношения к "среде" вовсе не с целью ее исправления или перевоспитания, отнюдь не во имя протеста против разных безобразий, а совсем по другим психологическим причинам... <...>


Дело происходит в губернском городе. Самую жизнь этого города Чехов не рисует; местное общество не выведено на сцену в лице различных его представителей, которые могли бы дать нам понятие о его нравах... Но однако же... провинциальная жизнь... о ней дано определенное понятие. <...>

...Чехов очень обстоятельность изображает... "талантливость" Туркиных, и мы, вместе с доктором Старцевым, выносим весьма определенное понятие о Туркиных, как о людях совершенно пустых, бездарных и совсем не интересных. <...>

Нужно было художественно изобразить пустоту и бездарность Туркиных, а также показать, что этот сорт бездарных и пустых людей в высокой степени типичен, что по ним можно судить о той среде, в которой они пользуются репутацией талантливых и интересных. <...>

...Чехов блистательно справился с задачею художественного типичного изображения пустоты и бездарности Туркиных. <...>

...автор просто указывает нам, как стало относится к местному обществу доктор Старцев, после того, как он уже прожил в городе несколько лет, вошел в курс местной жизни, перезнакомился со всеми. <...>

Старцев во многом, несомненно, человек все той же рутины, которая ему так ненавистна в других. Он - из числа тех, которые легко и скоро опускаются, тяжелеют и становятся жертвами какой-нибудь низменной страсти, вроде скупости и жадности к деньгам. В его натуре много грубого, жесткого, много мелкого эгоизма и душевной сухости. Но в то же время от других людей рутины он выгодно отличается одним преимуществом - просвещенным умом. <...>

Как бы ни был Старцев во всех прочих отношениях человеком рутины, наживы, жизни изо дня в день, - указанное преимущество ума ставит его гораздо выше окружающей среды и делает то, что в этой среде он чувствует себя очень скверно. Оттуда презрение Старцева к другим, ко всему обществу, в котором он вращается, - презрение, доходящее до грубости. <...>

...принимая в соображение то, что узнаем о Старцеве в последней главе, мы выносим смешанное чувство, составившееся из противоположных впечатлений. С одной стороны, мы сочувствуем Старцеву и готовы признать, что он имеет основание презирать обывателей города С. Но, с другой стороны, мы приходим к мысли, что, вероятно, некоторые (а может быть, и многие) из тех, кого он презирает, могут быть в иных отношениях гораздо лучше его, и что он, собственно говоря, не имеет нравственного права относиться к людям с нескрываемым презрением за то только, что это люди "средние" и рутинные, что природа не наделила их таким умом, какой у него.

...сам Старцев недостаточно ценит свой ум и относится к нему так, как будто его, этого ума, совсем и нет у него. Просвещенный взгляд, широта умственного горизонта - это для него только обуза, и без них он был бы счастливее и, пожалуй, даже (тут сам собой напрашивается парадокс) - лучше, симпатичнее. Парадоксальность или ошибочность такого вывода состоит в том, что не ум Старцева виноват в этом, а сам Старцев, то есть его натура, его низменные инстинкты, наконец, та его рутинность, в силу которой он так же мало придает значения уму и потребностям мысли, как и те, которые совсем их не имеют.

Он не уважает прав своего собственного ума и ничего не делает для удовлетворения его потребностей, для дальнейшего расширения его горизонтов, для его культуры. На это, пожалуй, Старцев мог бы возразить нас, что нет смысла развивать ум, который никому не нужен, что ему и охоты нет совершенствовать свою мысль, когда не с кем ею поделиться. Но это была бы только отговорка или увертка. Во-первых, не живет же он на необитаемом острове, и при желании легко мог бы найти кружок людей образованных и мыслящих; а во-вторых, ум имеет свои потребности - питаться умственной пищею и работать мыслью, независимо от того, есть ли возможность сейчас же поделиться с кем-нибудь этой мыслью или нет. <...>

...род душевного одиночества, яркий образец которого представляет Старцев. Одинокая, деловая жизнь, не согретая ни любовью, ни дружбою, без каких бы то ни было нравственных связей с людьми, жизнь очерствевшего и озлобленного эгоиста, целиком построенная на какой-нибудь низменной страсти, - вот жестокий удел таких натур, как Старцев. <...>

...поставим вопрос...нормально ли это? На этот вопрос мы ответим: вполне нормально - для того порядка вещей, для того уклада общественности, который существует повсюду в цивилизованном мире, и все черты, из которых составлен художественный образ Старцева, в высокой степени типичны для современного человечества. И в самом деле: страсть к наживе - разве это не характерное, не нормальное в наше время явление? Разве это не одна из главных черт века? Деловитость, способность у труду, - не из любви к самому делу, а исключительно ради обогащения... разве это не характерно, не типично, разве это не настоящая, современная рутина? Эгоизм, душевная сухость и проза, отсутствие живых нравственных связей, полное одиночество - эти черты в фигуре Старцева являются только резким выражением того, что в несколько смягченном виде представляется явлением общераспространенным и образует норму и рутину душевной жизни современного человека. <...>








В рассказе Чехова прекрасно показано, как постепенно, хотя и довольно скоро, молодой врач Старцев, человек с хорошими задатками, превратился в того "Ионыча", того сухого эгоиста и человека наживы, каким мы его видим в конце рассказа. Мастерски показано, как под воздействием общественной рутины заглохли и пропали в душе Старцева немногие идеальные начала, которые в ней были; погасли искорки душевной поэзии; исчезли те проблески нежности и то наитие мечты, какие пробивались сквозь толщу душевной прозы в счастливую, но кратковременную пору его жизни, когда он был влюблен в "Котика", дочь Туркина, глупенькую, пустую, но не лишенную поэзии девушку. <...>

Главы первая и вторая, рассказывающие нам о времяпрепровождении у Туркиных, о том, как эта добрая и радушная семья понравилась Старцеву, о том, как зародилась у Старцева любовь к "Котику", написаны так, что читатель чувствует уже пошлость, пустоту, рутину и прозу этих людей, их жизни, даже самой любви Старцева; но все это как бы покрыто легким покровом поэзии, - вам чувствуется ее слабое веяние, скрашивающее безотрадную прозу этой жизни; вы следите за этим веянием и замечаете, что оно крепнет и растет, и, наконец, в сцене на кладбище... достигает своего апогея. Тут - конец "поэзии", и с главы третьей и до конца идет уже сплошная "проза", нескрашенная, неприкрытая, жестокая проза жизни, рисующая нам постепенное очерствение души молодого врача, превращающегося в толстого, грубого, жадного "Ионыча". Все вместе представляет собою стройную, гармоничную... музыкальную - композицию, производящую сильное художественное впечатление не только тем, что она говорит, но и тем, как она говорит. <...>

Это особое настроение души, вызываемое мастерским изображением бренной и робкой "поэзии", прозябающей в душе сухой и прозаической, и ее как бы лебединой песни - на кладбище, и рядом - воспроизведение всесильной, всепоглощающей, торжествующей "прозы" жизни."

(из книги Д. Н. Овсянико-Куликовского "Вопросы психологии творчества", 1902 г.)


Это был анализ рассказа "Ионыч" Чехова: тема, идея, суть и смысл произведения, анализ персонажей.

Комментариев нет: