Анализ произведений. Характеристика героев. Материалы для сочинений




Критика о баснях Крылова, отзывы современников о творчестве

kritika-basni-krylova-otzyvy-sovremennikov
Басня "Слон и моська".
Рисунок М. Гужавина
Иван Андреевич Крылов является выдающимся русским баснописцем и автором более 200 басен.

В этой статье представлена критика о баснях Крылова, отзывы современников о его творчестве.

Смотрите: Все материалы о баснях Крылова










Критика о баснях Крылова, отзывы современников о творчестве


П. А. Вяземский: 

"Дмитриев и Крылов два живописца, два первостатейные мастера двух различных школ. Один берет живостью и ярко­стью красок: они всем кидаются в глаза и радуют их игриво­стью своею, рельефностью, поразительностью, выпуклостью. Другой отличается более правильностью рисунка, очерков, линий. Дмитриев как писатель, как стилист более художник, чем Крылов, но уступает ему в живости речи. Дмитриев пи­шет басни свои; Крылов их рассказывает. <...>

Крылов может быть своеобразен, но он не образцо­вый писатель. Наставником быть он не может. Дмитриев по слогу может остаться и остался во многом образцом для тех, которые образцами не пренебрегают. Еще одно замечание. Басни Дмитриева всегда басни. <...> Басни Крылова — нередко драматированные эпиграммы на та­кой-то случай, на такое-то лицо. <...> Крылов сосредото­чил все дарование свое, весь ум свой в известной и опреде­ленной раме. Вне этой рамы он никакой оригинальности, сме­ем сказать, никакой ценности не имеет." 
(П. А. Вяземский, "Известие о жизни и стихотворениях И. И. Дмитриева", 1923 г.)


Ф. В. Булгарин:

"Как? И. А. Крылова мы должны только благода­рить за то, что он дерзнул бороться с И. И. Дмитрие­вым и осмелился подражать ему? — Но где это подра­жание? Слог И. А. Крылова совершенно различный, рассказ нимало не сходствует; план басен Крылова оригинальный, а язык его есть, так сказать, возвышенное простонародное наречие, неподражаемое в своем роде и столь же понятное и милое для русского вельможи, как и для крестьянина. Прибавим к тому вымысел, печать гения, и мы решительно можем ска­зать, что И. А. Крылов есть первый оригинальный русский баснописец по изобретению, языку и слогу. 

Басни И. И. Дмитриева прелестны; но они не народ­ные русские. Главнейшее их достоинство есть чистота слога... <...> Слог басен И. И. Дмитри­ева, по нашему мнению, есть язык образованного светского человека; слог И. А. Крылова изображает простодушие и вместе с тем замысловатость русского народа; это русский ум, народный русский язык, облагороженный философиею и светскими приличи­ями. Содержание его басен представляет галерею русских нравов, но только не вроде Теньера, а вроде возвышенной исторической живописи, принадлежащей к русской народной школе."
(Ф. В. Булгарин, "Замечание на "Известие о жизни и стихотворениях И. И. Дмитриева"", 1824 г.)


А. С. Пушкин:

"...грех тебе унижать нашего Крылова. Твое мнение должно быть законом в нашей словесности, а ты по непростительному пристрастию судишь вопреки своей совести и покровительствуешь черт знает кому. И что такое Дмитриев? Все его басни не стоят одной хорошей басни Крылова..."
(письмо А. С. Пушкина П. А. Вяземскому от 8 марта 1824 г.)

"Ко­нечно, ни один француз не осмелится кого бы то ни было поставить выше Лафонтена, но мы, кажется, мо­жем предпочитать ему Крылова. Оба они вечно оста­нутся любимцами своих единоземцев. Некто справед­ливо заметил,- что простодушие есть врожденное свойство французского народа; на­против того, отличительная черта в наших нравах есть какое-то веселое лукавство ума, насмешливость и жи­вописный способ выражаться: Лафонтен и Крылов представители духа обоих народов."
(А. С. Пушкин, "О предисловии г-на Лемонте к переводу басен И. А. Крылова", 1825 г.)


А. Бестужев-Марлинский:

"И. Крылов возвел русскую басню в оригиналь­но-классическое достоинство. Невозможно дать боль­шего простодушия рассказу, большей народности языку, большей осязаемости нравоучению. В каждом его стихе виден русский здравый ум. Он похож при­родою описаний на Лафонтена, но имеет свой особый характер; его каждая басня — сатира, тем сильнейшая, что она коротка и рассказана с видом простодушия. Читая стихи его, не замечаешь даже, что они стопованы — и это-то есть верх искусства. Жаль, что Крылов подарил театр только тремя комедиями. По своему знанию языка и нравов русских, по неистощи­мой своей веселости и остроумию он мог бы дать ей черты народные."
(А. Бестужев-Марлинский, "Взгляд на старую и новую словесность в России", 1823 г.)


В. А. Жуковский:

"...Мы позволяем себе утверждать решите­льно, что подражатель-стихотворец может быть автором оригинальным, хотя бы он не написал и ничего собственного. <...>

...Крылов может быть причислен к переводчикам искусным и потому точно заслуживает имя стихотворца оригинального. Слог басен его вообще легок, чист и всегда приятен. Он рассказывает свободно и нередко с тем милым простодушием, которое так пленительно в Лафонтене. Он имеет гибкий слог, который всегда применяет к своему предмету: то возвышается в описании величественном, то трогает вас простым изображением нежного чувства, то забавляет смешным выражением или оборотом. Он искусен в живописи — имея дар воображать весьма живо предметы свои, он умеет и переселять их в воображение читателя; каждое действующее в басне его лицо имеет характер и образ, ему одному приличные; читатель точно присутствует мысленно при том действии, которое описывает стихотворец."
(В. А. Жуковский, "О басне и баснях Крылова")












В. Г. Белинский:

"Слава же Крылова все будет расти и пышнее расцветать до тех пор, пока не умолкнет звучный и богатый язык в устах великого и могучего народа русского. Нет нужды говорить о великой важности басен Крылова для воспитания детей: дети бессознательно и непосредственно напитываются из них русским духом, овладевают русским языком и обогащаются прекрасными впечатлениями почти единственно доступной для них поэзии. Но Крылов поэт не для одних детей: с книгою его басен невольно забудется и взрослый и снова перечтет уж читанное им тысячу раз."
(В. Г. Белинский, "Басни Ивана Крылова (Рецензия 1840 г.)"


"Иван Андреевич Крылов больше всех наших писателей кандидат на никем еще не занятое на Руси место "народного поэта"; он им сделается тотчас же, когда русский народ весь сделается грамотным народом. Сверх того, Крылов проложит и другим русским поэтам дорогу к народности.

Говорить о достоинстве басен И. А. Крылова - лишнее дело: в этом пункте сошлись мнения всех грамотных людей в России.

...теперь, умея ценить по достоинству Хемницера и Дмитриева, все знают, что Крылов неизмеримо выше их обоих. Его басни - русские басни, а не переводы, не подражания. Это не значит, чтоб он никогда не переводил, например, из Лафонтена, и не подражал ему: это значит только, что он и в переводах и в подражаниях не мог и не умел не быть оригинальным и русским в высшей степени. Такая уж у него русская натура! Посмотрите, если прозвище "дедушки", которым так ловко окрестил его князь Вяземский в своем стихотворении, не сделается народным именем Крылова во всей Руси!

Все басни Крылова прекрасны; но самые лучшие, по нашему мнению, заключаются в седьмой и восьмой книгах. <...> И в девятой книге, заключающей в себе одиннадцать басен, талант Крылова еще удивляет своею силою и свежестию: для него нет старости!"
(В. Г. Белинский, "Рецензия на басни И. А. Крылова, изданные в девяти книгах", 1844 г.)


"Санкт-Петербургские ведомости" (на смерть Крылова):

"Крылова не стало. Поэт истинно самобытный, когда литература наша еще жила подражанием, поэт по преимуществу народный, когда еще самое слово "народность" не употреблялось... Крылов всегда имел успех, каким не пользовался никто из других наших поэтов, потому что Крылов был поэт чисто русский - русский по уму, здравому, светлому и могучему, русский по неизменному добродушию, русский по игривой, безобидной иронии, столь свойственной нашему народу, - иронии, которая всегда сопровождается улыбкою благорасположения. В многочисленных своих произведениях он говорил всем и каждому истины всегда меткие, всегда горькие, никому не обидные, именно потому что они запечатлены печатью доброжелательства, что в насмешливости его не было ни капли желчи."
("Санкт-Петербургские ведомости", №252, 1844 г.)


Н. В. Гоголь:

"...Крылов. Выбрал он себе форму басни, всеми пренебреженную, как вещь старую, негодную для употребленья и почти детскую игрушку - и в сей басне умел сделаться народным поэтом. <...>

Его басни отнюдь не для детей. Тот ошибется грубо, кто назовет его баснописцем в таком смысле, в каком были баснописцы Лафонтен, Дмитриев, Хемницер и, наконец, Измайлов. Его притчи — достояние народное и составляют книгу мудрости самого народа. Звери у него мыслят и по­ступают слишком по-русски: в их проделках между собою слышны проделки и обряды производств внут­ри России. Кроме верного звериного сходства, кото­рое у него до того сильно, что не только лисица, мед­ведь, волк, но даже сам горшок поворачивается как живой, они показали в себе еще и русскую природу. <...>

Словом — всюду у него Русь и пахнет Русью... Ни один из поэтов не умел сделать свою мысль так ощутительной и выражаться так доступно всем, как Крылов. Поэт и мудрец сли­лись в нем воедино. У него живописно все, начиная от изображения природы пленительной, грозной и даже грязной, до передачи малейших оттенков разговора, выдающих живьем душевные свойства <...> Этот ум, умеющий найти законную середину всякой вещи, который обнаружился в Крылове, есть наш истинно-русский ум."
(Н. В. Гоголь, "В чем же наконец существо русской поэзии и ее особенность", 1845 г.)



П. А. Плетнев:

"В сочинении басен Крылов показал образец совершеннейший. По-видимому, он создал для нас свою поэзию, одушевившись единственно нашею природою, нашею жизнию и нашими нравами. Ум, воображение и язык в его баснях представляют одно отличительное, замечательное и прекрасное в том виде, как оно свойственно русскому народу, и как оно должно являться истинному поэту, особенно в этом роде."
(П. А. Плетнев, "Басни И.А. Крылова" с биографией, написанной П.А. Плетневым, Санкт-Петербург, 1847 г.)


Д. И. Тихомиров:

"И до настоящего времени, через 50 лет после смерти Крылова, никто не превзошел знаменитого баснописца в сочинении басен. Басни Крылова живые, остроумные, занимательные рассказы; написаны они простым народным языком и для всех одинаково понятны; все в них русское - люди и нравы, добродетели и пороки. Крылов горячо любил родину и передал эту любовь в своих баснях. И ребенок, и взрослый находят в баснях Крылова и удовольствие, и доброе наставление, всяк учится по басням и знать, и любить свою родину."
("Избранные басни И. А. Крылова для школ и народа" под редакцией Д. И. Тихомирова,
Москва, типография М. Г. Волчанинова, 1895 г.")


А. Ульянов:

"Басни Крылова, кроме поэзии, имеют еще другое достоинство, которое вместе с первым заставляет забыть, что они - басни, и делает его великим русским поэтом; мы говорим о народности его басен. Он вполне исчерпал в них и вполне выразил ими целую сторону русского национального духа: в его баснях, как в чистом, полированном зеркале, отражается русский практический ум, с его кажущейся неповоротливостью, но и с острыми зубами, которые больно кусаются, с его сметливостью, остротой и добродушно-саркастической насмешливостью, с его природной верностью взгляда на предметы и способностью коротко, ясно и вместе кудряво выражаться. В них - вся житейская мудрость, плод практический опытности, и своей собственной завещанной отцами из рода в род. И все это выражено в оргинально-русских, непередаваемых ни на какой язык в мире образах и оборотах, составляющих народную физиономию языка, его оригинальные средства и самобытное, самородное богатство.

Об естественности, простоте и разговорной легкости его языка нечего и говорить. Хоть он и брал содержание некоторых своих басен из Лафонтена, но переводчиком его назвать нельзя: его исключительно русская натура все перерабатывала в русские формы и все переводила через русский дух."
("Басни Ивана Андреевича Крылова" с биогр. очерком А. Ульянова, Москва, т-во И. Д. Сытина, 1917 г.)


И. В. Сергеев:

"Иван Андреевич добился своего: он овладел языком так, как мечтал... Именно в борьбе за русский язык и проявился с особой яркостью и силой патриотизм Крылова, его любовь к родине. <...> ...Крылов открыл нам все богатство родного языка."
(И. В. Сергеев, книга "Иван Андреевич Крылов", Москва, "Молодая гвардия", 1945 г., серия "Великие русские люди")


Такова критика о баснях Ивана Крылова, отзывы современников о его творчестве.

Комментариев нет: