Анализ произведений. Характеристика героев. Материалы для сочинений




Критика о рассказе "Человек в футляре" Чехова: отзывы современников (анализ, суть, смысл, идея рассказа)

illjustracija-Chelovek-v-futljare-Belikov-Hudozhnik-D-Dubinskij
Беликов и Варенька.
Художник Д. Дубинский
Рассказ "Человек в футляре" был написан Чеховым в 1898 г. и в том же году опубликован в журнале "Русская мысль".

В этой статье представлена критика о рассказе "Человек в футляре" Чехова: отзывы современников (анализ, суть, смысл, идея рассказа).

Смотрите:
Все материалы по рассказу "Человек в футляре"
Все материалы по творчеству Чехова









Критика о рассказе "Человек в футляре" Чехова: отзывы современников (анализ, суть, смысл, идея рассказа)


А. А. Измайлов:
"Начатая с улыбкой на устах комическая история досказывается серьезным голосом, в котором слышится легкое дрожание. Самый фон картины становится сумрачным и торжественно-величавым."
(статья "Литературное обозрение", "Биржевые ведомости", 1898, № 200, 24 июля)


К. П. Медведский:
"Рассказ бессодержателен, плох, но обойти его молчанием нельзя, потому что в нем с чрезвычайною ясностью раскрываются основные недостатки писателя, умеющего воспроизводить лишь внешние стороны житейских явлений..."
(К. Медведский, "Литературные заметки. Нечто о г. Чехове и «футлярах»", газета "Московские ведомости", 1898 г., № 215, 7 августа)


Н. Минский (Н. М. Виленкин):
"Г. Чехов не только нарисовал в нескольких чертах живой образ, но еще захотел изнутри осветить его, дать его психологическую формулу. Все черты Беликова, все его привычки и убеждения и поступки автор сводит к одному мотиву — к страху перед действительной жизнью <...> Судя по тону рассказа, автор и хохочет, и жалеет, и негодует, и, в конце концов, совершенно спокойно отходит от своего героя, бесстрастно прощается с ним, как с попутчиком по вагону..."
(Н. Минский (Н. М. Виленкин), "Новости и биржевая газета", 1898 г., № 207, 30 июля)


А. М. Скабичевский:
"... личность Беликова является замечательным художественным откровением г. Чехова; одним из тех типов, которые, вроде Обломова или Чичикова, выражают собою или целую общественную среду, или дух своего времени..."
(А. М. Скабичевский, статья "Текущая литература. Новые рассказы А. Чехова: „Человек в футляре“, „Крыжовник“, „О любви“", газета "Сын отечества", 1898 г., № 238, 4 сентября)


А. И. Потапов: 
"В произведениях г. Чехова, относящихся к последнему времени, чаще стала проглядывать умение обобщать наблюдения и переносить таким образом постановку вопроса с индивидуальной, случайной почвы на почву общественных отношений <...> Таков „Человек в футляре“. Это одно из лучших произведений г. Чехова, и представляет оно собою осязательный протест против „формы“, выедающей живое содержание..."
(А. И. Потапов, "А. П. Чехов и публицистическая критика", "Образование", 1900, № 1)


А. И. Богданович:
"Кому не знаком этот жалкий, ничтожный, плюгавенький и в то же время страшный „человек в футляре“, для которого жизнь свелась к отрицанию жизни? Он, как кошмар, давит всё живое, сдерживает проявление всякого общественного, альтруистического движения своим мертвящим припевом — „как бы чего не вышло“. Эта ходячая пародия на человека изображена автором с поразительным совершенством, что при необычайной естественности и простоте, с какою написан весь рассказ, делает эту фигуру почти трагическою... <...>

...мастерски написанный портрет, вдумываясь в который чувствуешь, какая глубокая правда лежит в его основе. Беликов — это сама жизнь, та житейская тина, болото, с которым приходится иметь дело на каждом шагу, которое всё затягивает, всё грязнит и душит в своей вонючей грязи. Беликов — это общественная сила, страшная своей неуязвимостью, потому что она нечувствительна, недоступна человеческим интересам, страстям и желаниям <...> Вся сила Беликова <...> в окружающей среде, в слабости ее, в расплывчатости нравственных и всяких других устоев, в бессознательности подлости, составляющей общественную основу той жизни, где процветают Беликовы...

В этом художественном преувеличении, в безмерности авторского пессимизма, как бы он ни оправдывался действительностью, всё же чувствуется натяжка. Слишком мрачное, до болезненности безотрадное настроение автора не позволяет ему разобраться в массе условий, создающих футлярное существование для русского обывателя... <...>

...ни малейшего утешения, не открывает ни щелочки просвета в этом футляре, который покрывает нашу жизнь, „не запрещенную циркулярно, но и не вполне разрешенную“. Созданная им картина получает характер трагической неизбежности. Фигура Беликова разрастается, если не в общечеловеческую, то в общерусскую, получает значение не временного, наносного явления, которое должно исчезнуть вместе с вызвавшими его причинами, а постоянного, в нас самих коренящегося..."
(А. И. Богданович, "Критические заметки. Пессимизм автора. Безысходно мрачное настроение рассказов. Субъективизм, преобладающий в них", журнал "Мир божий", октябрь 1898 г.)


Е. А. Ляцкий:
"...явление патологическое, которое уже по одному этому не может иметь обобщающего типического значения... <...>
Нет, больше жить так невозможно! — таков рецепт г. Чехова современному читателю. Это он, современный читатель, насмотревшись разных несчастных случаев, бывающих в жизни, и наслушавшись рассказов о душевных и нервных болезнях, поражающих человечество, должен вдруг остановиться и сказать: нет, больше жить так невозможно. И сказав, — или повеситься на первом попавшемся крюке, или обратиться к г. Чехову и спросить: а как жить, уважаемый маэстро? Неизвестно, как бы ответил этому читателю г. Чехов, если бы тот на деле обратился к нему с таким вопросом; но в сочинениях своих он этого ответа не дает..."
(Е. А. Ляцкий, журнал "Вестник Европы", 1904, № 1)


Д. Н. Овсянико-Куликовский:
"...унылая скорбь, внушаемая созерцанием современной жизни и исследованием души современного человека, и всё яснее сказывающееся в последних вещах Чехова („Человек в футляре“, „Случай из практики“ и др.) художественное прозрение в лучшее будущее, может быть, далекое, для нас недоступное, и, наконец, рядом с этим прозрением, робко радостное, едва мерцающее, как бы предчувствие грядущих поколений — счастливых, переросших всё узкое, всё пошлое и мелко злобное, что так обезображивает душу человека, и живущих полною, широкою жизнью ума и чувства..."
(Д. Н. Овсянико-Куликовский, "Наши писатели. (Литературно-критические очерки и характеристики). I. А. П. Чехов", "Журнал для всех", 1899 г., № 2)


В. Г. Вальтер:
"Вчера после прочтенья „Человека в футляре“ я более двух часов говорил об этом гнетущем, только в России возможном явлении, только, знаете, столица Вас плохо поймет, а провинция будет бесконечно благодарна, и хоть действия мало, а хорошо бы запечатлевать в умах людей такие типы и сцены."
(В. Г. Вальтер - А. П. Чехова, 19 августа 1898 г.)


И. И. Горбунов-Посадов:
"Такие рассказы, как Ваш „Человек в футляре“, хорошо будят, расталкивают (как и сильное описание провинции в „Моей жизни“) <...> Всегда с таким приятным душе предчувствием раскрываешь книгу, где Ваша новая вещь..."
(И. И. Горбунов-Посадов - А. П. Чехов, 14 сентября 1898 г.)


А. И. Сумбатов (Южин):
"Успел в день приезда в Москву прочесть твою июльскую повесть — „Человек в футляре“ <...> Уж очень коротко пишешь, ей-богу. Не говорю уже, как редко! Ведь это хвостик, этюд. И так читать почти нечего, а тут набредешь на что-нибудь живое, чуть разлакомишься — хлоп, конец."
(А. И. Сумбатов (Южин) - А. П. Чехову, 24 августа 1898 г.)


Н. Круковская:
"...когда я читала последние Ваши вещи — „Человека в футляре“, и „Любовь“, и „Ионыча“ — я подумала: господи, ведь вот оно, вот то страшное и темное, что может со всяким человеком случиться — вот как просто и незаметно из него душа живая уходит..."
(Неонила Круковская (сотрудница женской гимназии) - А. П. Чехову, 9 октября 1898 г.)


Это была критика о рассказе "Человек в футляре" Чехова: отзывы современников (анализ, суть, смысл, идея рассказа).

Смотрите:
Все материалы по рассказу "Человек в футляре"
Все материалы по творчеству Чехова

Комментариев нет: